Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

1

Новое об А.Якобсон, М.Куксе и Н.Тырсе

Блог о замечательной художнице Александре Николаевне Якобсон так стремительно пополняется новыми материалами, что очень хочется привлечь к ним ваше внимание, чтобы не лишили себя удовольствия с ними познакомиться.
Буквально за три дня в блоге появились:

- фотографии Минея Кукса и Александры Якобсон 20-х годов (больше - здесь);


 

- превосходная книга А.Якобсон "Люди Севера" на мансийском языке (1935);

- произведения А.С.Пушкина с иллюстрациями А.Якобсон (1936 года) - "Драмы", "Станционный смотритель" на нанайском языке, "Метель. Станционный смотритель" на корякском языке;



- "Муму" И.С.Тургенева (1936) и "Ашик-Кериб" (1946).



И совершенно уникальный материал - письма Николая Тырсы к Александре Якобсон. Осени и зимы 1941 года, последних месяцев жизни художника.

Collapse )

Такое в них стремление работать, сохранять эту возможность в самых трудных условиях блокадного Ленинграда, забота и беспокойство за близких, будничный героизм одних и подлость других. "...должно быть многое назовется геройством, но бывают положения, когда вся жизнь превращается в геройство, - потому что положение безвыходное, жить можно, только махнув рукой на снаряды, бомбы и кирпичи. В самом деле, без рисовки, по необходимости, люди идут по улице, останавливаются и говорят о житейских вещах, пока над головами их свистит артиллерийский снаряд. Снаряд попадает в очередь, на троттуаре, в троллейбус, трамвай, но никому не приходит в голову не стоять в очереди, не ездить в трамвае..."

И это все о нем.

Оригинал взят у baxmyp_ka в И это все о нем.
О так любимом нами издательстве "Детский мир", существовавшим в период с 1957 по 1963 год. Ударение в заглавии материала ставить на слово "всё" ).

В основу сегодняшнего рассказа легли воспоминания Тамары Громовой, работавшей с ДМ в качестве автора в начале 60-х. Тамара Владимировна оставила решение обнародовать или нет информацию о разгроме издательства за мной. Я же не увидел в этой истории  ничего из ряда вон выходящего. Дело, как говорится, житейское.
Но вначале небольшое вступление о том, как Тамара оказалась автором, у которого в издательстве вышло целых три книжки:

"Я -питерская.Там родилась,там закончила университет отд.журналистики.В 1954 году его закончила.И как положено комсомолке-энтузиастке,вместе с шестерыми однокурсниками отправилась поднимать целину в Барнаул.Об,ездила весь Алтай,полюбила его на всю жизнь.Но сдуру вышла замуж за москвича,автора песни "Едем,мы друзья в дальние края..." Эдмунде Иодковского. Кстати,однажды вернувшись домой застала его поющим сию песню вместе с магнитофоном. Этот эпизод и подвигнул меня написать "Задранный нос".
В ДМ меня привел Генрих Сапгир, с которым я познакомилась на какой-то поэтической тусовке.Он,мне кажется, и рассказал об идее издание серии книжек малышек. И
здательство возникло в годы оттепели, и было интересно прежде всего своими руководителями. Главным редактором был Юрий Павлович Тимофеев, а главным художником - Иван Бруни. И у них была мечта как бы возродить маршаковский Детгиз, который в свое время открыл многих писателей, таких, как Житков, Шварц, Хармс и т.д. Они привлекали к работе молодых поэтов, писателей, художников. Именно они открыли Цыферова, Сапгира, Холина и других, взрослые произведения которых не печатали. "



(Любительский снимок, предоставленный Т. Громовой. Публикуется впервые. Слева-направо: Игорь Холин, его жена, И. Бруни, его жена, француженка русского происхождения, Прокофьев, сын композитора, Т. Громова, Оскар Рабин, две неизвестные женщины и мужчина).
Collapse )
1

Все на юбилей! (и на банкет тоже...)



      - Граждане звери, нюхом чую, тут кто-то юбилей справляет!

Репортаж о том, как зверята справляют юбилей Музея детской книги здесь:
http://vchaplina-arhiv.livejournal.com/59358.html
Обязательно посмотрите!

И огромное спасибо vchaplina_arhiv за такой чудесный подарок!
аа

Космические люди художника В. А. Синани.

Поскольку в предыдущем разговоре о художнике и его работах обозначили что можно и ещё посмотеть хорошее разное --
http://kid-book-museum.livejournal.com/1064470.html

то и показываю про нечто космическое...

Звездные корабли

Фотографии в альбоме «Звёздное»,  на Яндекс.Фотках





Collapse )

Штафл и люди (почти)

Так непривычно видеть в книге с иллюстрациями Отакара Штафла не жучков-паучков-комариков, а людей, или почти людей :)))

Й.Хайс-Тынецки
Водяной
Иллюстрации О.Штафла
Прага, 1924 год

[Untitled].jpg

Collapse )
merle
  • tomtar

Северные сказки Николая Ковалева

Люблю северные сказки за самобытность и удивительные сюжеты. А самая любимая, наверное, долганская сказка "Песенный человек" - очень уж незлобивый и обаятельный у нее герой. Сто лет живет, весь век песни поет, людей радует.

Песенный человек_обл.jpg


Collapse )

merle
  • tomtar

Дульнев, Иртышский, Корнев "Атаман Пузырь"

    Б.Иртышский, Е.Дульнев, В.Корнев "Атаман Пузырь"
    Томское книжное изд-во 1960
    рис.В.Г.Гроховского
    формат 84x108 1/32
    тираж 75 000
Первое издание этой повести вышло в 1935 году в довольно своеобразных обстоятельствах: книга была написана, сверстана и напечатана воспитанниками Томской трудовой коммуны ОГПУ, созданной как "молодежное отделение" Сиблага на месте нынешнего города Северска. Авторы ее рассказывали о том, что знали - о себе, беспризорной шпане, и исправительно-трудовой колонии, в которой из атаманов делали бригадиров. Мне кажется, повесть была написана под влиянием вышедших несколькими годами ранее "Педагогической поэмы" и "Республики ШКИД", но более всего - фильма "Путевка в жизнь", некоторые эпизоды которого легко узнаются на страницах книги томских коммунаров. Правда, сами авторы "Атамана Пузыря" утверждали, что толчком к написанию повести послужила самодеятельная книга иркутских ребят (видимо, "База курносых").
Литературные достоинства "Атамана Пузыря" невелики, и книга интересна, скорее, как отражение той эпохи.

Collapse )

Пузырь_001.jpg


1

Николай Кочнев, фотограф

Представьте, большинство фотографий писателей, которые публиковались в 50-80-е годы не только в журнале "Детская литература", но и во множестве других изданий, были сделаны одним фотографом - Николаем Георгиевичем Кочневым.





К его 60-летию в "Детской литературе" появилась статья В.Разумневича.

Collapse )

Удивительна работоспособность фотомастера, объем его работы: за свою жизнь он снял около 6 тысяч писателей, причем за одну съемку делалось от 15 до 50 фотографий.
Но особая страница его биографии - война. И то, как он прошел через войну, как сумел проявить благодарность к тем, кто спасал его, характеризуют Николая Георгиевича как человека необыкновенного благородства:
"Он воевал на войне, был в плену, бежал, почти три года укрывался от немцев в литовских хуторах, сумел вернуться в действующую армию, снова воевал… В одной из атак сорок четвертого чудом остался жив (Маршал Жуков: "Пехотинца хватает на две атаки"… Та была для Кочнева как раз второй. В последние секунды перед броском командир отдал приказ: "Сержант Кочнев — в окоп, обеспечивать связь…" Из 150 бойцов батальона их осталось четверо. К полудню второго дня боев Кочнев уцелел один…).
...После Победы очень хотелось в Москву, домой… Но им принято совершенно обратное решение: вопреки смертельной опасности, теперь уже со стороны " лесных братьев", еще раз вернуться в тот хутор, где его укрывала литовская семья. От соседей Пранаса Дамскаса, так звали его спасителя, он узнал тогда, что Пранас в бегах, объявлен врагом и при поимке неизбежно будет репрессирован.
Когда через два с половиной месяца осторожных, опасных и настойчивых поисков, преодолев недоверие тех, кто прятал его суровой зимой 41-го года, он, наконец, найдет Пранаса, тот, преодолевая страх и неуверенность, спросит советского сержанта: "Зачем ты вернулся, Никола?".
— Я вернулся, чтобы сделать для тебя то, что сделал для меня ты. Спасти твою жизнь.
Кочнев добьется, чтобы семье выписали советские документы, расскажет, как эти люди шестнадцать с половиной месяцев спасали его, истощенного голодом и больного, как кормили, выкраивая из последнего, и как прятали, каждую минуту рискуя собственными жизнями…
— А я их объедал…как же мне все время хотелось есть… Они подобрали меня совершенно истощенного, больного, обмороженного, меня мучили страшные фурункулы, мы так долго скитались без пищи, не имея приюта. Сбежать из эшелона смертников нам удалось, но и избежав от расстрела, мы были на краю гибели — в чужих местах, среди разбросанных друг от друга хуторов, среди людей, языка которых не понимали...
— Голод… Но ведь они к вам относились по-доброму. Кормили…
— Да это так. Но посчитайте: мы тридцать два дня выбирались из окружения, почти сорок девять дней нас, пленных, практически не кормили. Это почти три месяца голода...
Прятали они меня одно время под крышей сарая, в соломе. Залезу поздно вечером наверх, чтобы никто из случайных людей не увидел, зароюсь в солому, Пранас убирает лестницу и уходит до утра. Я просыпаюсь — глаза открыть не могу: ресницы склеились, у рта — ком льда величиной с кулак. Надо дышать, чтобы он подтаял. Одно время спал в сарае, в кормушке. Они меня соломой забросают, засыпаю в соломе, а там корова и два теленочка. За ночь они все съедают — просыпаюсь от холода в голом корыте..." (Источник: http://newzz.in.ua/histori/1148865688-nikolaj-kochnev-sudba-i-zhizn-russkogo-soldata.html; в статье можно подробнее прочитать о солдатской судьбе Н.Кочнева).
А мы можем услышать и голос самого Николая Георгиевича, он рассказывал о себе для документального фильма о "лесных братьях":



Николая Георгиевича Кочнева не стало совсем недавно - он ушел в августе 2013 года на 94-м году жизни. Огромный фотоархив, как утверждают, оставил в полном порядке своему внуку. И, может быть, мы увидим когда-нибудь большой альбом, достойный прекрасного фотомастера, где его работы будут воспроизведены в самом лучшем качестве?