donna_benta (donna_benta) wrote in kid_book_museum,
donna_benta
donna_benta
kid_book_museum

Categories:

След ребячьих сандалий: прогулка по крапивинской Тюмени


Владислав Петрович Крапивин признается, что в его жизни было три главных города, которые он видел в своих снах и считал сном наяву. И первым называет Тюмень, свою родину.



"Заросшие бурьяном склоны оврага, загадочный монастырь над речными обрывами, полная тайн церковь-библиотека, дремучие тополя, садовые джунгли, где мы в синих сумерках  играли в партизан и разбойников... кривобокие домики в стиле модерн, внутри которых - неуклюжие граммофоны, швейные машинки "Зингер" и шкафы со старинными журналами "Нива" и "Родина", с сытинскими изданиями Жаколио и Капитана Мариетта... А еще разлившаяся в мае река, неуклюжие буксиры, длинные плоты на желтой воде..." ("След ребячьих сандалий").

По улицам Тюмени  бегают мальчишки из многих крапивинских книг, и нам вслед за ними хочется очутиться на книжных страницах. Наверно, поэтому каждый читатель Крапивина мечтает наяву увидеть эти улицы и переулки.

О прогулках по крапивинской Тюмени не раз писали в сообществе krapivin_ru, кажется, что нового можно сказать?! Но, к сожалению, старые улочки умирают под напором новых застроек, и каждый репортаж из тех мест - это еще одно свидетельство "отступления памяти" и наша попытка ее сохранить. Таких примет "отступления" было немало во время моей второй поездки в Тюмень. Но есть и светлое пятно: в новом литературно-краеведческом центре скоро откроется музейная экспозиция о В.П.Крапивине! И коллеги-библиотекари позволили мне познакомиться с нею еще до открытия.

Но сначала пройдемся пешком и воспользуемся при этом старой картой 1937 года, где хорошо видны лог и улица Нагорная.





Маршрут № 1. Улочки детства...

"...моей родиной всегда остается квартал на улице Герцена между улицами Дзержинского и Первомайской". (В.Крапивин. "Однажды играли...")

Родного дома Владислава Петровича по улице Герцена, 59  уже давно нет.



"Он выходил на улицу торцом, тремя окнами. И казался с тротуара небольшой избушкой под двускатной крышей. А внутри двора дом тянулся длинно, как барак. Но он не был бараком. Просто старый длинный дом". (В.Крапивин. "Однажды играли...")

Перекресток улиц Дзержинского и Герцена еще несколько лет назад выглядел так:



Сегодня двухэтажный деревянный дом на перекрестке трудно заметить среди новостроек (взгляд с другой стороны):



И только повернув направо, видишь небольшой участок старой улицы, упирающийся в очередную стройку:





Грязь и стройку пришлось обойти, и впереди открылось самое начало улицы Герцена - вблизи лога и улицы Тургенева:



Маленький тупичок налево, и сквозь заросли я пытаюсь разглядеть знаменитый лог, где в детстве играл с приятелями Славик Крапивин:





Буйная зелень  заслоняет все, глазу доступны  только заброшенное строение и одинокая бродячая собака:



Лучший вид на лог открывается с противоположной стороны - с моста на улице Перекопской:





Сохранился ли второй тюменский дом Владислава Петровича  - на улице Смоленской,  я, к сожалению,  не помнила, и начала розыски следующего адреса - улицы Нагорной. Для этого прошла по улице Ленина до моста через Тюменку. На другой стороне лога, перед улицей Луначарского, и должна была тянуться старенькая Нагорная улица, фасадами отвернувшаяся от крутого обрыва.



Вид на улицу Нагорную:



Ряд одноэтажных домиков:

     

И между ними - дом под номером 21:



Как писал сам Владислав Петрович: "Милый моему сердцу дом. В нем я жил с 47-го по 50-й год, когда учился в третьем, четвертом и пятом (до зимних каникул) классе. ...только тогда крыша была не шиферная, а тесовая, и перед окнами стоял полусгнивший палисадник, в котором росла сирень. Левое окошко - "моё". То есть за ним комнатка, в которой я спал, готовил уроки, мастерил кораблики и запоем читал раздобытые в соседней детской библиотеке книжки. Здесь начиналось действие повести "Тополиная рубашка". За домом был двор, огород, в котором стояла банька, а за ней — крутой спуск в лог с речкой Тюменкой..."
 
Из рассказа "Тайные письмена" (цикл "Ржавчина от старых якорей"):

"Наша улица Нагорная тянулась по краю глубоченного лога. Про этот лог рассказывали, что в старину он служил крепостным рвом. По дну лога текла река Тюменка. По правде говоря, не речка, а простой ручей...
Пробравшись меж картофельной ботвы, я оказывался на крутом откосе. Здесь было царство бурьяна, полыни, конопли и осота. Душные запахи трав слоями висели в прогретом воздухе. На рыжих проплешинах шуршали струйки сухой глины - ее сталкивали вниз красно-черные узорчатые жуки-пожарники и громадные пауки, которых я называл "тарантулами". Мохнатых "тарантулов" я отчаянно боялся. И все равно я долгие часы проводил в логу. Строил плотины на Тюменке, где стрекотали прозрачными крыльями стрекозы. Лазал среди высоких травяных зарослей на склонах и представлял, что это африканские джунгли. Искал подземные ходы и клады..."


Отсюда, с Нагорной, семья В.П.Крапивина вернулась в знакомый район недалеко от улицы Герцена - переехала на улицу Грибоедова (сегодня это дом номер 31).





Из "Крапивинского календаря":

"1951. Июнь-август.
Горячее увлечение воздушными змеями. Мастерил, запускал с плоской крыши двухэтажного дома. Через 15 лет пригодилось для повести "Та сторона, где ветер"."

Из повести "След ребячьих сандалий":

"...Воздушные змеи, игра и сказка моего детства! .. Помню, как я в скользких кожаных сандалиях забирался на тесовую крышу, толкал в потоки воздуха трепещущий прямоугольник из реек и газеты и распускал живую, словно нерв, нить. Важен был даже не сам змей, а вот эта связь с высотой, с пухлыми желтыми облаками, с голубями, что реяли в летнем тюменском небе..."

Жаль, что крапивинские дома на Нагорной и Грибоедова ветшают и разрушаются. Даже не верится, что это происходит в том самом городе, где бережно реставрируют и украшают памятными досками каждый старинный особняк. Не пора ли создать в таком случае и литературный заповедник для героев В.Крапивина, заповедник тюменского детства? Так и представляешь на крыше дома на Грибоедова скульптурку мальчика с воздушным змеем, а в баньке на улице Нагорной - трех ржавых ведьм. И тогда сегодняшние мальчики и девочки не ответят на вопрос прохожего "В каком доме на вашей улице жил В.П.Крапивин?" коротким "Не знаю", и не придется этому прохожему (как, например, мне) сомневаться - а известно ли вообще этим детям имя знаменитого писателя?..

Заканчиваю короткое отступление. Рассказывая об улочках крапивинского детства, осталось упомянуть, что с улицы Грибоедова Слава Крапивин стал ходить в новую школу № 25 по улице Первомайской, 1. Его записали в 5-й  класс "З" ("З" в этом случае не цифра, а буква!).





По остальным крапивинским адресам я не обнаружила даже намека на памятные доски или знаки, на этом здании доска размещена - но, к сожалению, на ней совсем иное имя, тоже достойное, но, увы, не имя Крапивина...



Маршрут № 2. Белые башни Родины.

Каждого, кто гуляет сегодня по улицам Тюмени, очаровывают многочисленные белоснежные храмы. И мы представляем, что такая красота должна была  с детства оставить свой след во впечатлительном сердце Славы Крапивина, отозваться в его будущих книгах. 
Но на самом деле действующих церквей в Тюмени в то время было мало - нам всем знакомы обезглавленные храмы, в которых размещали склады или кинотеатры.
И наш второй маршрут - по тем местам, где выросли, к счастью, белоснежные башни.

Из предисловия В.П.Крапивина к сборнику "Белые башни Родины":

"На большом карандашном рисунке, который подарил мне при расставании художник Юдин, ... башня. Над покосившимися домиками улицы Герцена (моей родной улицы!) поднимается среди тополиных крон колокольня Михаило-Архангельской церкви...
Улица - совсем такая, какой я помню ее с детства. Только церкви в мою мальчишескую пору над ней не было видно. Вообще-то церковь была - там, где улица Герцена очень близко подходит к улице Ленина (бывшей Спасской), стояло здание старинной архитектуры с узкими окнами, с красивыми карнизами, только очень обшарпанное. Однажды я проходил там со своим любимым дядюшкой, дядей Борей, и тот сказал, что в этом доме расположена проектно-строительная контора, где он одно время работал плановиком.
Я догадался:
- А еще раньше, в старину, над домом была башня, да?
- Была. Колокольня...
А я подумал, что хорошо, если бы однажды над обезглавленным церковным зданием вдруг снова выросла белая башня..."


Поворот к Михаило-Архангельской церкви с улицы Герцена.

"Когда я вспоминаю широкий двор на улице Герцена, игры в мушкетеров, в городки и чехарду, неизменно встает в памяти и башня Спасской церкви, которая постоянно видна была над забором, сколоченным из горбылей соседом Иваном Васильевичем. Белая башня в безоблачной синеве или на фоне грозовых (тоже синих) туч. Двор наш в те годы казался мне центром мироздания. Но колокольня Спасской церкви (я считал ее похожей на маяк) была "еще больше в центре". Я вопринимал ее как некую композиционную ось вселенной. И в начальной главе книги "Тень каравеллы" - своей первой автобиографической повести - я написал именно про нее: "Синее и белое"...


Спасская церковь на ул. Ленина 

Из повести "Трофейная банка, разбитая на дуэли":

"...в Спасской Лодька ощущал какую-то скрытую обиду. Или не обиду даже, а затаенную печаль. С церкви были сняты кресты, в нее никто не ходил с молитвами, ее запрещено было считать храмом. Правда, ее не сделали складом или какой-нибудь паршивой мастерской, как другие бывшие храмы, там работала областная библиотека. Но все же это было не то..."

Из повести "След ребячьих сандалий":

"О, этот библиотечно-храмовый, книжно-каменный запах! Так пахло, наверно, в подвалах замков, где вперемешку свалены были старинные фолианты, рыцарские латы и рулоны карт с фантастическими островами, кораблями и морскими чудовищами. Сердце колотилось, когда я с мамой поднимался по рельефному чугуну ступеней к заветной двери абонемента. Без мамы нельзя: мальчишкам моего возраста книг там не давали. А мама брала мне то, что я высматривал на длинном застекленном прилавке... Иногда везло необычайно!.."


Из предисловия В.П.Крапивина к сборнику "Белые башни Родины":

"...однажды декабрьским вечером я возвращался к себе на Нагорную с плоской коробочкой акварели, которую купил в тогдашнем "Военторге" на улице Ленина, недалеко от лога. Со спуска, ведущего к мосту через лог, надо было подняться по крутой лестнице на взгорок, где и начиналась Нагорная улица. Ступени были забиты снегом, лестница обледенела, стала похожа на горку для катанья. Много раз я штурмовал ее, потому что лень было идти в обход - до улицы Луначарского и обратно... Однако взять штурмом скользкий откос так и не удалось. Съехал на животе очередной раз и досадливо побрел вверх по наклонному тротуару... Поднялся, оказался рядом с каменным зданием, где светилось узкое, с полукруглым верхом, окно. Хорошо так светилось. И от этого досада моя прошла. Даже наоборот, я порадовался, что оказался здесь - рядом с этим домом, с таинственным окном, рядом с искрящимися от ближнего фонаря заснеженными тополями... Было вокруг что-то от новогодней сказки... И глядя на дом с желтым окном, я представил встающую над ним колокольню - высокую, уходящую к переливчатым звездам. Сейчас здесь располагалась какая-то мастерская, но ведь раньше-то был Храм..."


Крестовоздвиженская церковь


"...неизвестно откуда взявшаяся фраза "белые башни города" часто повторялась у меня в душе - и когда рисовал, и когда бродил по заросшим улицам, и когда с левого берега Туры смотрел на речные откосы, на освещенные утренним солнцем крыши и колокольни (те, что все-таки уцелели в суровые тридцатые и сороковые годы). Смотрел с таким вот греющим душу ощущением: "Это все мое..."
Кстати, не все башни были белыми. Я включал в понимание моего Г о р о д а  и узочатую пожарную каланчу, в ту пору украшавшую здание музея...

     
Краеведческий музей - бывшее здание городской управы

... и красную колоколенку костела...



...и невысокие башенки деревянных особняков на старинных улицах, и кирпичную водонапорную башню, что возвышалась посреди обширной площади, где мы, мальчишки, часто гоняли футбольный мяч.

 

 

Кстати, среди моих приятелей бытовало мнение, что башня эта сохранилась от древних укреплений, которые когда-то были построены в Тюмени - вроде Московского Кремля..."

Продолжение следует...
Tags: *Крапивин, по литературным местам
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments