donna_benta (donna_benta) wrote in kid_book_museum,
donna_benta
donna_benta
kid_book_museum

Categories:

"Маша варежку надела: "Ой, куда я пальчик дела?.."

Всегда радуюсь, когда в сообщество приходит неожиданный отклик, который так и просится в нашу рубрику "По следам старых постов". Вот и на этот раз пришел комментарий к посту трехлетней давности о книге воспоминаний  А.Соколовского "В Колобовском переулке". Александр Соколовский - сын известной поэтессы Нины Саконской и сам детский писатель.
Представьте, что значит вдруг прочитать: "Надо же, их ещё помнят :) Соколовский и Саконская - мои родственники, правда, не по прямой - моя прабабушка Мария Павловна является родной сестрой Нины Саконской. Ей-то поэтесса и посвятила своё знаменитое стихотворение «Где мой пальчик?»:
Маша варежку надела.
- Ой, куда я пальчик дела?
Нету пальчика, пропал,
В свой домишко не попал!

Маша варежку сняла.
- Поглядите-ка, нашла!
Ищешь, ищешь – и найдёшь.
Здравствуй, пальчик!
Как живёшь?

...Эх, удивительна история этой семьи...
А в детстве и юности я зачитывалась книгами Александра Соколовского с автографами - он прекрасный, и незаслуженно забытый детский писатель!"

Конечно, сразу захотелось узнать удивительную историю семьи, и, к счастью, zaitc_mozaitc согласилась с нами ею поделиться.  А еще прислала фотографии из семейного архива. Вот чудесная фотография конца 20-х годов - Нина Саконская с маленьким сыном:



Здесь Саша Соколовский чуть младше, а на обороте - автограф Нины Павловны:







Попробую расшифровать надпись:
"Дорогим сестричкам Муре, Леле, Муре. Наш Леленька 2 лет 1 месяца. Уши торчат по вине фотографа (оговорка папаши, кот. боится, что вы не найдете сына красавцем). На этой карточке по-моему он очень похож выражением лица и меньше похож чертами.
Ваша Тоня
(Настоящее имя Нины Саконской - Антонина. - Прим.)
Сентябрь 27 г.
Москва".




И еще один снимок - из последних фотографий Нины Павловны Саконской:



А теперь история семьи.





"Это - Александра Герасимовна, урождённая Маклыгина. Это ей поэтесса Саконская, дочь, посвятила проникновенные стихи:
От чистого сердца,
Простыми словами
Давайте, друзья,
Потолкуем о маме.
Мы любим ее
Как хорошего друга
За то, что у нас
С нею все сообща,
За то, что когда
Нам приходится туго,
Мы можем всплакнуть
У родного плеча.
Мы любим ее и за то,
Что порою
Становятся строже
В морщинках глаза.
Но стоит с повинной
Прийти головою —
Исчезнут морщинки,
Умчится гроза.
За то, что всегда
Без утайки и прямо
Мы можем доверить
Ей сердце свое.
И просто за то,
Что она наша мама,
Мы крепко и нежно
Любим ее.
Что касается истории семьи… как и у всех - было всяко-разно…
Александра Герасимовна Маклыгина родом из Красноярского края. Говорят, что по матери у неё – немецкие корни. В семье было ещё несколько сестер. И был достаток. Поэтому, когда к юной Александре посватался… какой-то неблагонадёжный элемент, сосланный в Сибирь по политической статье, семья была в шоке. Когда-то Павел Александрович Грушников работал в одесской газете и недвусмысленно симпатизировал революционерам. В конце 19 века ничего хорошего из этой симпатии не вышло: Павла объявили в розыск. По этой причине он менял свою фамилию, пытаясь замести следы. Остановившись на фамилии Грушман (дело-то происходило в Одессе) он, вероятно, потерял бдительность и попал в руки стражей порядка.
Несмотря на своё незавидное положение, Павел сумел убедить родственников любимой девушки, сказав, что собирается отправиться в Баку, чтобы заняться серьезным делом – на рубеже веков в этом городе расцветала нефтяная отрасль. Антонина Павловна (в будущем Нина Саконская - прим.) , старшая из шести детей, родилась в 1896 году ещё в Красноярском крае. Но позже семья всё же переехала в Баку. Павел Александрович, обладая, как выяснилось, недюжими способностями, вскоре преуспел в нефтяной сфере, разбогател и стал владельцем двух нефтяных компаний (со слов моей, ныне здравствующей, бабушки - внучки Павла). Пытаясь это как-то проверить, я нашла в инете «Протокол Общего собрания членов Общества "Детская больница", состоявшегося в пятницу 27 марта 1915г. в зале Городской Думы г. Баку». В этом любопытном документе говорится, что присутствовавшие 22 члена Общества – это уважаемые или весьма состоятельные люди города Баку, желающие оказать меценатскую помощь и построить на свои средства детскую больницу. В 1915г. в Общество входили 124 чел., из них 14 - почетных, 35 - пожизненных и 75 – действительных членов. Например, всем известный Нобель оказался в этом списке пожизненным членом. А наш П. А. Грушман – действительным.
В семье было пять дочек: Мария, Антонина, Оля, Нюра, Валя и сын Сергей. Все дети получили прекрасное домашнее образование: знали несколько европейских языков, пели, танцевали и играли на музыкальных инструментах. Семья вообще была очень музыкальна: сам Павел Александрович был самородком – не зная нотной грамоты, он мог играть на всех музыкальных инструментах, которые ему попадались. И прекрасно пел! Неудивительно, что четверо из его детей выбрали музыкальную стезю. В том числе и поэтесса Н. Саконская, его дочь. (Позже музыкальное образование очень пригодилось ей в военную пору, когда в эвакуации она давала уроки музыки и тем спасла себя и своего сына от голода).
…Но вот грянула революция… И всю семью из собственного двухэтажного особняка в центре Баку новая власть выгнала на улицу. А нефтекомпании Павла Александровича национализировала. В то же, примерно, время в возрасте 45 лет умирает его жена - Александра Герасимовна. Павел Александрович от всех потрясений теряет рассудок. И новая власть ему подыграла – бывшего нефтяного магната, а ныне жалкого умалишенного схватили на улице, отправили в дом для душевнобольных и вскоре просто сгноили там. Со слов его дочери, незадолго до смерти он пел перед заключенными свои любимые песни, и пел, как всегда, прекрасно!... Эта история ещё долго будоражила обитателей больницы.
…Дети остаются одни. Без крова и хлеба. Но, чудесным образом, детей спасает их же прислуга – кухарка. Семья была добра к ней, и эта женщина в трудную минуту протянула руку помощи. Она перевезла детей к себе в подвал, в котором обитала сама, а спустя время открыла в Баку столовую с домашней кухней – сестры Грушман быстро выучились готовить и вовсю помогали своей спасительнице.
Позже сестры разъехались кто куда (а об их брате – отдельная история, тоже интересная, но как-нибудь в другой раз). И вот однажды (уже, думаю, в начале тридцатых годов)… Однажды этих сестер приглашают в НКВД! Что случилось? Молодые женщины шли, не чуя ног от страха. Оказывается, незадолго до революции любящий папа застраховал всех своих детей, для чего в английском банке открыл на каждого счет. И теперь английская сторона искала тех людей, кому они должны выплатить проценты. И, о чудо, эту валюту сестры действительно получали какое-то время и тратили в торгсинах. Покупали, в основном, еду, но и на одежду тоже оставалось.
Однако, страх за семью остался у каждой из сестёр на всю жизнь – моя прабабушка, будучи уже в преклонном возрасте, рассказала дочери и внучке историю семьи как она есть".

Tags: *Саконская, *Соколовский, о писателях, по следам старых постов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments