donna_benta (donna_benta) wrote in kid_book_museum,
donna_benta
donna_benta
kid_book_museum

Categories:

Художники на войне


На долю художников детской книги тоже выпала война, многим пришлось воевать: то с оружием в руках, то с помощью кисти, пера и карандаша, что было более привычным.
40 лет тому назад подборку материалов на эту тему подготовил для журнала "Детская литература" (1970. - № 5.) журналист Виталий Амурский. Итак, военные судьбы В.Горяева, А.Кокорина, Ф.Лемкуля, И.Бруни, В.Щеглова...


История одной литографии



В.Горяев

"Судьба военного корреспондента часто бросала меня по разным фронтам...
В начале весны 1943 года, когда наши войска вышли к Днепру
и готовились к взятию Смоленска, я оказался на передовой. Река еще была скована льдом, но в некоторых местах он уже начинал трескаться, становился ненадежным. В бинокль четко проглядывался западный берег, пятна начинающего темнеть снега, лес, находящийся от нас в полукилометре, - там были немцы. Они  и  мы  разделялись друг от друга несколькими сотнями шагов нейтральной полосы, каждый метр которой простреливался без особого труда.
Неожиданно наш дозорный заметил, как с берега, занятого врагом, по направлению к нам движется какая-то малюсенькая фигурка. Ее взяли на прицел, но не стреляли. С вражеской стороны тоже молчали. Удивительно было видеть в таком опасном месте человека, спокойно идущего по снегу и, казалось бы, не думающего о том, что он находится на волосок от смерти.
Прошло 20 или 30 минут, когда мы смогли рассмотреть, наконец, фигуру. Это был мальчик, одетый в старенькое пальтишко, в сдвинутой набок шапке-ушанке, на вид - не больше трех лет.
Ребенок спокойно добрался до нашего расположения. И ни подошедшие бойцы, ни вся обстановка - ничто не удивляло его. Казалось, малыш находился в оцепенении. Первым, кто догадался, в чем дело, был старшина. Он быстро распорядился, чтобы мальчику дали поесть. В тот момент, когда мальчик ел, с необыкновенным восторгом глядя на самый обыкновенный котелок с солдатской кашей, я взял в руки блокнот и быстро запечатлел эту сцену.



Кто был этот ребенок, сыном чьих родителей, откуда он пришел, почему в него не стреляли немцы - этого я так и не узнал. Редакционное задание торопило меня в другую часть.
Несколькими днями позже с первого наброска я сделал литографическим карандашом на легко протравленном цинке этот рисунок. Потом он был напечатан в журнале 3-го Белорусского фронта "Фронтовой юмор", который сегодня стал уже библиографической редкостью..."


В мастерской на Верхней Масловке




А.Кокорин


"Если бы я сам не был на войне, если бы своими глазами не видел ее, то, возможно, на иллюстрации к "Железному потоку" Серафимовича, к "Севастопольским рассказам" Толстого я не имел бы особого права..." ...В мастерской большого дома на Верхней Масловке, что приютил в своих стенах не один десяток художников-мосховцев, шел разговор о долге и праве художника, о страстях и увлечениях мастера, о работе в книжной графике.
"В "Железном потоке" и "Севастопольских рассказах" не было танков, самолетов... Но там я увидел тех же людей, что были рядом со мной в окопах, на дорогах войны..."
Война застала Анатолия Владимировича Кокорина на творческом перепутье, когда он с веселой отчаянностью мотался по дорогам страны. Его берут работать в Главполитуправление Армии в отдел листовки, параллельно он сотрудничает с журналом "Советский воин" и Воениздатом. Быстрота и лаконичность выполняемых работ обеспечивалась только рисунком. Думать о холстах не приходилось. По дороге из дома художник не расставался с блокнотом. Так появился в нем цикл "Москва военная".
В 1943 году Кокорин становится членом студии им. Грекова, рассылающей своих питомцев по всем фронтам страны... Прибалтийский, затем Белорусские фронты - все это в биографии Анатолия Владимировича, в его блокнотах.
Удивляют и поражают дети. Те, кого часто называли сынами полков. В нахлобученных шапках, в не по размеру накинутых на плечи шинелях.



Они то там, то здесь в кокоринских зарисовках, не выделялись среди взрослых. В одном строю. Быть может, это их несбывшееся детство расцвело потом в ярких иллюстрациях, которые Анатолий Владимирович делал несколькими годами позже. Конечно, ревнивый зритель и читатель скажет, что персонажи кокоринских книг - это чаще всего герои зарубежной литературы. Не будем спорить. Ведь дети всегда остаются детьми. Посмотрите на лица малышей, героев "Поезда стихов" Д.Родари, шведских народных детских песенок "Водят пчелы хоровод", норвежских стихов для детей "Грустный кондитер". Сравните их с лицами мальчиков и девочек военных лет...
К прошлому художник возвращается не только через начинающие желтеть фронтовые блокноты с зарисовками. Вот из его дневника:
"Сижу с альбомом в руках на обочине зимней фронтовой дороги. Передо мной проходит необыкновенная, неповторимая жизнь. Все, что я вижу, меня волнует, и мне хочется, хотя бы несколькими штрихами, понятными лишь мне, нарисовать все, что я вижу. Все это больше никогда не повторится..."

    

Необходимость рисовать быстро и верно - вот главное, что постиг художник. Он научился доводить свой рисунок до высокой простоты, столь свойственной большому профессиональному опыту, практике. Так нашел свою манеру."

Работать, воспевая добро



Ф.Лемкуль


"На рабочем столе Федора Викторовича Лемкуля лежат иллюстрации к книге русских народных сказок... "Сегодня не хочется снова думать об окопах, о землянках - несладкими были те годы..." - говорит художник.
Он воевал с самого начала войны. Инженерная часть, в которой служил, находилась недалеко от передовой. Дни отступлений, горящие города и деревни, беженцы - все было горько и больно. Части наводили понтонные мосты, разводили их, строили оборонные сооружения. Это была повседневная черная работа войны. Но художник в солдатской гимнастерке, Лемкуль постоянно тяготел к деятельности творческой. Однако она ограничивалась небольшим: оформлением клубов, где проходили короткие концерты фронтовой самодеятельности, иллюстрированием боевых листков, стенгазет...
Художник любил поэзию - в его вещмешке лежал томик стихов Александра Блока.
По его собственному признанию, никогда с такой большой силой, как в те годы, не ощущал он необходимости хороших книг, фильмов, спектаклей... Лириком он оставался и на войне.
Много трудных дорог выпало на его долю - участвовал в Сталинградском сражении, освобождал Киев...
Всего этого не найти в его творчестве. "Мне хочется работать над произведениями, воспевающими мирную жизнь, добро, - говорит Лемкуль, - хочется иллюстрировать книги фантастического, сказочного характера".

Художником стал на фронте



И.Бруни

"...Художник Иван Львович Бруни говорит, что помнит каждый свой день, прожитый на войне.
Он ушел в армию, не успев получить специального художественного образования. С сорок первого оказался на передовой. Менялись места. Зимой 1942 года попал в район Вязьмы. Командовал группой разведчиков. Сам ходил в тыл врага. В свободное время часто брал карандаш - рисовал портреты товарищей. Не случайно "Звезда" Эм.Казакевича, иллюстрированная им 7 раз (причем всегда по-разному), и по сей день осталась для Бруни самой дорогой книгой.
В 1944 году Иван Львович попал в госпиталь. Заболел - уже после 4-го ранения. Не расставался с карандашом и блокнотом. Кто-то из знакомых сказал об этом в редакции фронтовой газеты 1-го Прибалтийского фронта "Вперед на врага". После госпиталя Бруни взяли туда на работу.



Кроме работы художника, он занимался и журналистикой - писал информации, очерки.
Войну Бруни закончил в районе Кенигсберга. И первое, что сделал, сменив солдатскую гимнастерку на пиджак, - поступил в Рижскую Академию художеств. По представленным работам сразу на второй курс. Через год перешел в Московский художественный институт им. Сурикова.
В 1947 году в издательстве "Молодая гвардия" вышла книга "Путешествие по родной стране" с его иллюстрациями. Это была первая работа Бруни в книжной графике..."

Дни и ночи - плакаты



В. Щеглов

"Закрытые темными шторами окна. Светомаскировка. В редакции "Комсомольской правды" полным ходом идет подготовка очередного номера газеты. Немцы в нескольких десятках километров от Москвы.
За столом, заваленном листами белой бумаги, красками, карандашами, перьями, - невысокий, чуть полноватый человек. Это Валериан Васильевич Щеглов. Несколько часов назад поступила информация о подвиге 28-ми гвардейцев-панфиловцев. Утром новость должна знать вся страна. Щеглов делает плакат-рисунок об этом событии. В этот раз художник не был на передовой и своими глазами не видел названной позднее легендарной обороны. Но опыт мастера-профессионала и те знания, которые дала ему личная солдатская судьба, помогают руке находить точные штрихи, за которыми возникает живая панорама боя, напряжение фигур.
Солдатскую кашу Валериан Васильевич попробовал еще в гражданскую войну. Жизнь армии была ему хорошо знакома. .. Кстати, тогда же началась и его творческая биография. Художник-любитель, он нарисовал интересный плакат... В Политуправлении Армии на эту работу обратили внимание...
Накапливался опыт. Гражданская война осталась позади. В иллюстрировании пятитомного издания "История гражданской войны" Щеглов принял самое деятельное участие.
К 1941 году у художника была уже большая практика. Он стал профессионалом. И снова - дни и ночи плакаты...



Более 300 плакатов сделал Валериан Васильевич за годы Великой Отечественной войны, а если к этому количеству прибавить эскизы, зарисовки - все то, что послужило ему потом прекрасным материалом при работе над иллюстрированием детских книг, то можно лишь позавидовать подобной работоспособности.
Работа в детской книге - наглядное подтверждение склонности художника к героико-романтической теме. "Военная библиотечка школьника", иллюстрации к вышедшей в 1956 году книге Е.Трутневой "Победа", серии рисунков к книге Б.Полевого "Повесть о настоящем человеке", к роману А.Фадеева "Молодая гвардия" (кстати, Щеглов был первым иллюстратором этих произведений) и многим другим книгам, посвященным войне, - все это говорит о неслучайности творческого выбора художника".

   

Публикуется с сокращениями
Tags: Бруни И., Горяев, Кокорин, Лемкуль, Щеглов В., журнал "Детская литература", о художниках
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments