tomtar (tomtar) wrote in kid_book_museum,
tomtar
tomtar
kid_book_museum

Category:

С. Радзиевская "Болотные робинзоны"

   Софья Радзиевская "Болотные робинзоны"
   Татарское книжное изд-во 1959
   с 4 цветными вклейками
   художник В.В.Карамышев
   тираж 45 000


Первые произведения Софьи Борисовны Радзиевской (1892—1989) были опубликованы еще в начале 30-х годов. Рассказывали они о том, что было близко и хорошо известно писательнице, биологу по образованию, неутомимой путешественнице, участнице многих научных экспедиций, нередко связанных с огромным риском, о чем красноречиво свидетельствуют, например, рассказы "Хунхузы" и "Наводнение".

"За лесными сокровищами", "Тигренок Гульча", "Голубой махаон", "Джумбо", "Том-музыкант", "Два волчонка", "Витюк", "Выдра польского короля", "Пум", "Лесная быль" , "Полосатая спинка", "Круглый год" — в этих книгах перед глазами читателя проходят бабочки и лягушки, рыбы и птицы, домашние животные и дикие звери. Жизнь этих персонажей полна глубокого смысла, драматизма и абсолютно достоверна.
"Я прожила долгую жизнь в дружбе с природой, я любила и знала зверей и животных, а они верили мне и любили меня.И теперь, стоит взять перо и положить на стол лист бумаги, как меня окружают воспоминания. Барсёнок Арстан бархатной лапкой трогает моё плечо. – Помнишь? – как бы спрашивает он. Ой! Что-то тихонько щекочет ногу. Это ёж Забияка жмётся ко мне колючим боком. – Про меня ты тоже не забыла? – как будто говорит он и ласково фыркает. Том-музыкант сидит на своём любимом месте, на пороге. Он молчит, но его глаза сияют, как драгоценные камни. Мы и без слов понимаем друг друга.Но разве только они пришли ко мне из страны воспоминаний! "

Некоторые из книг Радзиевской выходили в Детгизе, но в основном она печаталась в Татарстане. Вдали от столицы были изданы ее приключенческие повести: "Рам и Гау" о первобытных людях, "Остров мужества" об архангельских поморах, занесенных бурей на Шпицберген - реальная история, легшая также в основу повестей З.Давыдова "Беруны" и К.Бадигина "Путь на Грумант"; роман "Тысячелетняя ночь", героем которого стал Робин Гуд; повесть о войне "Болотные робинзоны".

Честно говоря, не могу понять, почему центральные издательства упорно игнорировали книги Радзиевской. Это хорошая детская проза, без слащавого сюсюкания, иногда даже жестковатая, но неизменно увлекательная. Очень характерна в этом отношении повесть "Болотные робинзоны" - драматическая история жителей полесской деревушки, оказавшейся на пути фашистского десанта. Это, по-видимому, наиболее известное произведение Радзиевской, выдержавшее несколько переизданий.



К сожалению, мне не удалось найти сведений, когда впервые была напечатана эта повесть, но издание 1959 года если и не первое, то одно из первых. Текст в нем несколько отличается от позднейших переизданий. Он суше и, мне кажется, непосредственней. Более поздний вариант несколько расширен за счет второстепенных подробностей, что сгладило как шероховатости текста, так и трагизм повествования. Более ярким стал образ сурового Гришаки, который в свои восемь лет уже - характер, цельный и заслуживающий уважения. А вот главный герой, Саша, так и остался достаточно условной фигурой. И все же повесть мне кажется удачной и запоминающейся.

В затерянную в лесах белорусскую деревню война приходит внезапно и беспощадно: наткнувшийся на Малинку немецкий десант уничтожает ее целиком. Чудом уцелели двое подростков, Саша и Федоска, пара стариков и несколько малышей, которых успели спрятать взрослые.








Федоска уходит искать советские части. А Саша... Саша внезапно понимает, что некому больше решать, как быть дальше пятерым малышам да двоим растерянным старикам посреди сожженной деревни - только ему. Он теперь и за старшего, и за взрослого.






Прихватив уцелевшую скотину, маленький отряд беженцев пробирается на укромный островок посреди болотной топи, во вражеском тылу. Понемногу обживаются, запасают на зиму продукты и придумывают одежду, стараясь не слишком выдавать свое присутствие. Опасаться проходится и немцев, и лесного зверья.














Через несколько месяцев на "болотных робинзонов" натыкаются партизаны, среди которых есть и бывшие жители сгоревшей Малинки.




Как ни горько для всех расставание, детей решено переправить на Большую землю.
"Алеша сидел возле отца, крепко держа его за руку. Он провожал глазами каждый кусок, который Степан брал с тарелки, и каждый раз только вздыхал.
— Тебе уж не жалко ли, что отец лепёшки ест? — весело спросил его разведчик.
— Жалко, — грустно отвечал Алеша.
— Что?.. — Степан отодвинул тарелку с зайчатиной.
— Жалко, — так же грустно повторил Алеша. — Потому что всё съешь и уйдёшь. Ты бы всё ел, ел, а я бы на тебя всё смотрел…"



В переиздании в заключительную главу был добавлен маленький эпизод с учетом, как мне кажется, переживаний малолетней читательской аудитории: "робинзоны" уходят, оставив партизанскому госпиталю корову и быка, но дети тайком прихватывают с собой кусочек их временного дома:

"Гришака шагал молча, опустив голову, точно не видя ничего вокруг. Маринка вела себя странно: на ходу то нагибалась вперёд, то откидывалась назад, тихонько охала и наконец, вскрикнув, заплакала.
— Ты чего? — спросила встревоженная бабушка Ульяна.
— Ой, живот!.. Живот мне съела!
— Мя-у! — глухо послышалось у неё под шубкой. — Мя-ау-у.
Чёрная лапа с растопыренными когтями высунулась между пуговицами шубки и замахала по воздуху. За ней показалась чёрная кошачья голова с открытым ртом: видно было, что и кошке порядочно досталось под тесной, наглухо застёгнутой шубкой.
— Кошка! — воскликнула бабушка Ульяна. — Да на что ты её взяла? Она бы у раненых жила и жила!
— Коска! — в восторге запищали близнецы.
— Жа-а-лко, — всхлипывая, ответила Маринка, тщетно пытаясь запихнуть кошачью голову обратно под шубу. — А она лягается, а когти острые, больно!
Гришака молча повернулся, оттолкнул Маринкину руку, вытащил кошку и, морщась от боли, засунул её себе за пазуху.
— Не реви, — сказал он сурово, — ишь затискала совсем, у тебя там и лягушке тесно."


Немного отличается в книге 1959 года и короткий эпилог: по сравнению с переизданием, он чуть более горький и суровый.





В заключение хочу добавить еще статью о Софье Радзиевской, написанную ее внуком в качестве предисловия к так и не вышедшему при жизни писательницы роману "Тысячелетняя ночь".







>




Большой биографический материал есть на сайте "Казанские истории". Познакомиться с книгами Софьи Радзиевской можно в электронных библиотеках.
 
Tags: *Р (писатели), издательства РФ (региональные), книги 50-х гг. ХХ в., приключения, тема: война 1941-45 гг.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments