tomtar (tomtar) wrote in kid_book_museum,
tomtar
tomtar
kid_book_museum

Categories:

В крае севера убогом

С точки зрения читательской, Финляндия для меня – страна "Калевалы", с того самого момента, как в руки мне попал замечательный детский пересказ Любарской с иллюстрациями Кочергина. Знаю, многие со мной не согласятся, припомнив Туве Янсон. Но Муми-дол все же - анклав, изолированный и самодостаточный. А "Калевала", как ни крути, - национальный эпос, которым финны заслуженно гордятся. Даже короткая прогулка по Хельсинки, кажется, следует по его страницам.

Sampogatan



Начать ее лучше с обязательного пункта туристических маршрутов - парка Сибелиуса. Знаменитый памятник композитору сразу заметен по обилию экскурсионных автобусов. А всего лишь через дорогу от него на невысоком пригорке стоит другая скульптура, вниманием публики не избалованная.




Tuuli neittä tuuitteli…
Поднялись высоко волны.
Ветром деву закачало.


Это Илматар, божественная праматерь. Скульптура иллюстрирует эпизод начальной руны "Калевалы", рассказывающий о сотворении мира и рождении Вяйнемейнена. Соседство с памятником Сибелиусу неслучайно: первая симфоническая поэма композитора, "Куллерво", была посвящена одному из наиболее интересных героев "Калевалы". Позднее Сибелиус напишет целый цикл произведений, навеянных книгой Леннрота.

Чтобы увидеть самого Куллерво, нужно пересечь парк Сибелиуса и дойти до городского Зимнего сада. Недалеко от входа находится скульптура "Куллерво обращается к своему мечу".




У меча тогда спросил он,
Хочет знать его желанье:
Не захочет ли оружье
Мяса грешного отведать
И напиться злобной крови?


Larin Paraske По пути к центру города остановимся недалеко от Национального музея, на берегу Тёёлёнлахти. В зелени деревьев едва виднеется фигура сгорбившейся старушки с натруженными крестьянскими ладонями. Это Ларин Параске - знаменитая рунопевица, обладавшая невероятной памятью и исключительным исполнительским мастерством.

Прямого отношения к "Калевале" она не имеет, но задержаться у памятника все же стоит, хотя бы потому, что гордость финской, точнее – ижорской, народной культуры носила простое русское имя – Прасковья Никитична Никитина и родилась в деревне Мишкула в нынешнем Всеволожском районе Ленинградской области.

С ее голоса были записаны больше тысячи песен и причитаний (примерно столько же, сколько составляет вся "Калевала"). Ее называли "финской Мнемозиной", ее песни с упоением слушали лучшие представители финского национального романтизма. Считается, что исполнительская манера Ларин Параске повлияла на мелодику "Куллерво" и на формирование собственного музыкального языка Сибелиуса. Несмотря на такое признание, "финская Мнемозина" умерла в крайней нищете.


Пройдя от памятника Ларин Параске вниз по проспекту Маннергейма, мы наконец встретим главных героев эпоса – мудрого старца Вяйнемейнена и волшебного кузнеца Илмаринена, украшающих фасад здания Старого студенческого дома.


Вяйнемейнен   Ильмаринен



Свернем налево по Алексантеринкату и пройдем еще квартал. Здесь сразу приковывает взгляд гротескный декор здания страховой компании Похъёла.

В Похъёле той вечно мрачной,
В той суровой Сариоле,
Средь лапландских чародеев…




   

   




Недалеко, по другую сторону проспекта Маннергейма, на Леннроткату находится памятник создателю "Калевалы", Элиасу Леннроту. У ног автора присели его герои – "старый, верный" Вяйнемейнен и юная дева, олицетворение лирических песен из сборника "Кантелетар".



Вынес скрытые заклятья
И слова из тайной глуби...


Но самые знаменитые образы "Калевалы" принадлежат кисти Акселя Галлен-Каллелы, выдающегося финского художника и иллюстратора. Первые издания "Калевалы" выходили без иллюстраций. К вопросу о художественном воплощении своей главной книги финны подошли со свойственной им неторопливой обстоятельностью. Был организован ряд конкурсов на лучшие иллюстрации к эпосу, но результаты их были признаны неудовлетворительными. И только конкурс 1891 года принес долгожданное визуальное воплощение "финского духа" в цикле картин Галлен-Каллелы. Это своего рода эталонные произведения, использованные в качестве иллюстраций к множеству изданий "Калевалы", как на финском, так и на других языках, и оказавшие несомненное влияние на последующих иллюстраторов поэмы. Часть полотен Галлен-Каллелы, посвященных героям "Калевалы" можно увидеть в Национальном художественном музе "Атенеум".

Отплытие Вяйнемейнена




Похищение Сампо




Защита Сампо




Месть Ёукахайнена




Неистовый Куллерво

Gallen-Kallela_Проклятие Куллерво




И незабываемая "Мать Лемминкайнена", в которой декоративность фона контрастирует с подчеркнуто реалистичной фигурой скорбящей женщины – Галлен-Каллела писал ее со своей матери.



Горько, горько я заплачу,
Как умрешь ты, мой сыночек,
Из числа людей исчезнешь,
В нашем роде уж не будешь.
Я залью избу слезами,
На полу потоки будут,
Я на улицах поплачу,
Я от слез согнуся в хлеве,
Снег от слез обледенится,
Лед землею талой станет,
Порастет земля травою,
А трава от слез повянет.
Если плакать я устану,
Утомлюся я от воплей,
На глазах у всех рыдая,
В бане тихо я поплачу,
Так что лавки все и доски
Поплывут в потоках слезных.


На Всемирной Парижской выставке 1900 года Галлен-Каллела украсил фресками на темы "Калевалы" потолок павильона Финляндии. Сооружение было разобрано сразу после выставки, но наброски фресок сохранились и позднее были использованы при росписи потолка вестибюля Национального музея в Хельсинки.

   

   



В 1909 Галлен-Каллела опубликовал амбициозный проект иллюстрированной "Большой Калевалы". 700-страничную книгу предполагалось напечатать на пергаменте, со 150 иллюстрациями и многочисленными орнаментами. Кожаный переплет с серебряным тиснением должны были украшать самоцветы и речной жемчуг. Книга должна была стать даром художника финскому народу. Однако грандиозным планам не суждено было осуществиться. До своей смерти Галлен-Каллела успел проиллюстрировать только пять из 50 рун "Калевалы" и подготовить предварительное популярное издание, так называемую "Декоративную Калевалу", вышедшую в 1922 году.

    

    

    



В магазине при музее "Атенеум" продаются два примечательных финских издания.

      



Первая книга, "Калевала" в книжной иллюстрации", встречается еще на шведском и английском. Вторая, "Калевала" в иллюстрациях художников филоновской школы", к сожалению, представлена только на финском языке (с русским предисловием), и остается только рассматривать интереснейший иллюстративный материал. Я все же позволю себе показать некоторые страницы из этой книги, поскольку в сообществе не раз заходил разговор о работах Алисы Порет, которой принадлежит немало иллюстраций в "Калевале" филоновцев.

В начале книги представлен небольшой обзор первых российских изданий "Калевалы", включая издание Гранстрема (1898) с рисунками А. Делле, гравированными на дереве А. Беме, и книгу 1905г. с иллюстрациями Надежды Живаго.

Первое советское иллюстрированное издание было осуществлено в 1933г. издательством "Academia". Над книгой работали 14 художников – представителей школы Мастера аналитического искусства, под руководством Павла Филонова. На титульном листе книги приводится список 13 художников, участвовавших в ее оформлении: Борцова, Вахрамеев, Глебова, Закликовская, Зальцман, Иванова, Лесов, Макаров, Мешков, Порет, Соболева, Тагрина, Цыбасов. Филонов непосредственно руководил всей работой: выбирал сюжеты для иллюстрирования, определял стилистику рисунков.

      





Разумеется, эта "Калевала" не детская: филоновцы работали с полным текстом в классическом переводе Л.Бельского. Определить, кому принадлежит та или иная иллюстрация, не так-то просто - подписи отсутствуют, чтобы подчеркнуть коллективность работы, единство творческого метода. Несмотря на общую художественную редактуру Филонова, тщательно отбиравшего рисунки для книги, мне кажется, что иллюстративной целостности добиться не удалось. Но филоновцам удалось подчеркнуть архаичность рун, их неприглаженную яростную страсть.

Работу филоновцев жестоко критиковали на всех этапах. В результате издательство все-таки выпустило книгу в их оформлении, но мизерным тиражом, большая часть которого ушла в Финляндию. Сейчас эта книга – библиографическая редкость. И все же на торрентах можно познакомиться с ней в электронном варианте.

Приведу еще ссылки на очень содержательный сборник трудов конференции, посвященной 160-летию полного издания "Калевалы". В частности, в сборник вошел ряд статей о филоновцах:

  • "Калевала" и мастера аналитического искусства
  • Алиса Порет. После "Калевалы"
  • Юлия Капитанова (Арапова) и ее неизвестная "Калевала"

    И хороший рассказ о Павле Филонове.



  • Tags: Порет, по литературным местам
    Subscribe

    • В.Бобко "Белые мухи"

      В.Бобко "Белые мухи" Новосибирское книжное изд-во 1963 Рис. В.Коняшева тираж 110 000 Симпатичная книжка Новосибирского издательства с…

    • Дети - авторы книг.

      Взрослыми написано для детей несколько тысяч или даже десятков тысяч книжек. А бывали ли случаи, когда для детей издавались книжки, написанные…

    • Приключения Желудя

      В.Петкявичус. Приключения Желудя. М.: Детская литература. 1967.128 с. Рис. С.Шмаринова Несмотря на неоднократное прочтение, особой привязанности я…

    • Post a new comment

      Error

      Anonymous comments are disabled in this journal

      default userpic

      Your reply will be screened

      Your IP address will be recorded 

    • 15 comments

    • В.Бобко "Белые мухи"

      В.Бобко "Белые мухи" Новосибирское книжное изд-во 1963 Рис. В.Коняшева тираж 110 000 Симпатичная книжка Новосибирского издательства с…

    • Дети - авторы книг.

      Взрослыми написано для детей несколько тысяч или даже десятков тысяч книжек. А бывали ли случаи, когда для детей издавались книжки, написанные…

    • Приключения Желудя

      В.Петкявичус. Приключения Желудя. М.: Детская литература. 1967.128 с. Рис. С.Шмаринова Несмотря на неоднократное прочтение, особой привязанности я…