donna_benta (donna_benta) wrote in kid_book_museum,
donna_benta
donna_benta
kid_book_museum

"Привет, Иошка!" Л.Квина с иллюстрациями С.Калачева (1962 г.)

Судя по библиографии художника Спартака Калачева, составленной недавно  horoshkovaok, первые книги художника вышли еще в 1953-м году, и до середины 60-х годов он сотрудничал в основном с региональными издательствами - Новосибирским, Воронежским, Пермским. Поиском книг 50-х годов еще не занималась, но могу показать любопытный сборник 1962 года.



Квин, Л. Привет, Иошка! / художник С.Калачев. - Новосибирское книжное издательство, 1962. - 96 с.

В то время издавалось много книг о разных мира и детях, что в них живут. И этот сборник имеет подзаголовок "Рассказы о ребятах современной Венгрии".
Книга необычно оформлена. В ней нет разбросанных по тексту иллюстраций, все они сосредоточены в самом начале, в виде списка действующих лиц.
















Но какое отношение к Венгрии и венгерским детям имел сибирский писатель Лев Квин из Барнаула?
Как пишет автор в предисловии, эта страна - одно из самых дорогих для него мест на Земле. Здесь он воевал, здесь провел "несколько труднейших и интереснейших послевоенных лет", сюда приезжал и позже. Можно дополнить, что Лев Квин был награжден тремя орденами Венгерской Народной Республики.
Автор, безусловно, обладает живым слогом. В книге есть забавная жемчужинка - рассказ о том, как знание палеонтологии помогло победить в детской военной игре. Не удержусь и приведу его полностью.



ТРУСИХА ИОЛАН

Иошка и рыжий Тибор, тесно прижавшись друг к другу, лежат на краю плоской крыши туристской базы.
Далеко впереди сверкают огни вечернего Будапешта. Отсюда, со склона горы, отлично видны и яркие цепочки мостов через Дунай, и красные светящиеся звезды над вновь строящимися зданиями, и стрельчатый, словно сотканный из тончайших кружев, профиль «дома страны» — парламента. Он освещен со всех сторон невидимыми прожекторами и на фоне темного неба кажется белым призрачным кораблем из волшебной сказки.
Тибор толкает Иошку в бок локтем.
— Ну?
Иошка отрицательно качает головой.
— Почему? — шепчет Тибор.
— Рано,— так же, шепотом, отвечает Иошка.— Без пяти.
— Плевать—пять минут!.. А если они потом вздумают проверять крышу?
— Все равно — нет. Сказано— военные действия начинаются ровно в десять. Надо честно!
Они опять лежат молча. Снизу, с первого этажа, доносятся взрывы смеха. Там ребята из шестых классов. Грозный противник — на целых два класса старше.
— Ну? —снова не выдерживает Тибор.
Иошка смотрит на часы.
— Теперь — да.
Он разматывает веревку с гайкой, привязанной на одном конце, и осторожно спускает вниз. Вот гайка уже на уровне первого этажа, перед стеклянной дверью, через которую на террасу падает широкая полоса яркого электрического света.
— Стоп! — шепчет Тибор.
Теперь остается только раскачать веревку и стукнуть гайкой по стеклу. Один раз, другой... Удары в ночной тиши звучат неожиданно громко.
— Хватит! Тащи скорее обратно.
Дверь распахивается. Несколько шестиклассников выбегают на террасу.
— Кто?..
Тибор, свесившись через край крыши, рассматривает в бинокль их спины, освещенные электричеством. Главное, увидеть знаки на рубашках! Увидеть и запомнить!
— Кто здесь? — кричат шестиклассники.
— Камнями швыряются!
— Стекло-то целое...
Потом все стихает. Шестиклассники уходят к себе. Тибор отнимает бинокль от глаз.
— Видел? — спрашивает Иошка.
— Видел.
У Тибора почему-то растерянное лицо.
— Что?
— Звери.
Так! Ясно! Их опознавательные знаки — животные. Это значит, что на спине у каждого шестиклассника нашито изображение какого-либо зверя.
— Каких ты разглядел?
— Н-не знаю...
— Как?!
— Дьявол их разберет!.. Какие-то ненормальные...
— Ну что? Львы? Тигры?
— Нет.
— Ящерицы? Змеи? Что?
— Говорят тебе — не знаю! — злится Тибор.
Что такое! Их послали в разведку, на них вся надежда армии, а он...
— Провозился с биноклем!
— Ничего не возился! Я видел. Один зверь... такой... с гребнем на спине... Другой —с длинной мордой, вроде крокодил, а стоит, как человек.
— Крокодил, крокодил! — передразнивает его Иошка.— Сам ты крокодил!.. Бери веревку, спускай!
— Еще раз?
— А что — возвращаться ни с чем?.. Дай бинокль, сам буду смотреть.
Снова гайка дважды ударяет о стекло. Снова выбегают шестиклассники, удивляются, недоумевают. Иошка водит биноклем от одной спины к другой. Что за чертовщина! Он тоже не знает ни одного из этих зверей.
— Ну? — спрашивает Тибор.
Иошка молчит, пожимая плечами.
— Может, таких зверей и нет? Навыдумывали сами...
— Так нельзя! Посредники не разрешат... Пошли обратно! Надо доложить командиру армии.
Они спускаются с крыши по пожарной лестнице с тыльной стороны здания, пробираются к забору, перелезают через него, стараясь не произвести ни малейшего шума.
Тропинка, извиваясь между деревьями, поднимается в гору. Йошка и Тибор перебегают от ствола к стволу. Как назло, вылезла луна. Стало светлее. Не нарваться бы на секрет противника!
— Стой! — Йошка хватает Тибора за рукав.— Видишь?
Впереди, привалившись спиной к дереву, кто-то сидит.
— В обход! — шепчет Иошка.— Спустимся к берегу речки.
— Погоди! — Рыжий Тибор присматривается к человеческой фигуре.— Спит, кажется... Маленький Фельдеш?.. Ага, он! Ну, все! Этого я сейчас захвачу в плен. Самый слабый у них. Я его одной рукой укладываю.
— Не смей! Командир армии сказал, чтобы в бой ни в коем случае не ввязываться.
— Отстань!
Тибор нетерпеливо переминается с ноги на ногу, вот-вот бросится вперед.
— Не смей, слышишь!
— Что, ручки-ножки затряслись? — со злой насмешкой бросает Тибор.— Как у трусихи Иолан?
И раньше, чем Иошка успевает ответить, он срывается с места и бежит к спящему Фельдешу.
Все дальнейшее свершается с космической быстротой. Фельдеш вдруг вскакивает и орет не своим голосом:
— Вот он! Держи его, держи!
Со всех сторон выскакивают шестиклассники, валят Тибора на землю.
Ловушка! Самая заурядная ловушка, с маленьким Фельдешем в качестве приманки! И они попались, как дураки.
— Спину, спину его смотри!
— Тридцать шесть икс! — громко, на весь лес, кричит торжествующий Фельдеш.— Все! Попался, голубчик! Ты убит!
Тибор извивается, рвется из рук шестиклассников. Но теперь уже ничто не поможет. Они знают его номер и, значит, он вышел из игры.
— А вдруг с ним еще другие? — спрашивает кто-то из шестиклассников.— Обыскать все кругом.
Иошкины нервы не выдерживают. Он срывается с места, как вспугнутый заяц, и бежит, бежит, не разбирая дороги, через кустарник, спотыкаясь о мшистые кочки. Ветки хлещут по лицу, хватают за одежду, за руки.
— Стой! — кричат позади.— Стой! Ты убит! Мы видели твой номер. Тридцать пять икс!
— Тридцать семь икс!
— Тридцать четыре икс!
Иошка бежит, не оглядываясь. Ничего они не видели — просто так, гадают. Его номер — одиннадцать зет.

— Плохо! — Командир армии супит густые черные брови.— Плохо, начальник разведки!
Иошка молчит. Что сказать? Так плохо, что дальше некуда.
— Что мы имеем в результате разведывательной операции?— мрачно продолжает командир.— Взят в плен лучший гонвед (воин - прим.). Это раз. Потерян полевой бинокль. Это два.
— Бинокль не потерян. Он у Тибора.
— Еще хуже! Значит, наш бинокль — военный трофей противника... И, наконец, ничего не узнали. Ни-че-го! Это три.
— Почему — ничего? — неуверенно произносит Йошка.— Кое-что все-таки узнали. Что у них на спинах звери.
— Но какие звери? Какие?
Ночная разведка была отчаянной попыткой уравнять шансы. Командир возлагал на нее большие надежды. Если бы разведчики смогли рассмотреть опознавательные знаки хотя бы у полдесятка шестиклассников, они были бы выведены из строя до начала утреннего сражения, и можно было бы надеяться... А теперь...
Командир оглядывает лица ребят, окруживших его и Иошку. Расстроены — понятно! Завоевать первое место в учебе, победить почти во всех футбольных матчах, взять первенство по легкой атлетике и упустить общую победу в соревнованиях пионерских отрядов только потому, что в военной игре жребий свел их с шестиклассниками!
— Подумай, Иошка! Хорошенько подумай! Не может быть, чтобы ты не знал ни одного из этих зверей. Вспомни! В зоопарке, в кино...
Иошка морщит лоб, кусает губы. Нет, не знает! Не знает — и конец!
— Если бы были нормальные звери! — восклицает он с отчаянием.— Вон у того шестиклассника, который Тибора держал, у него на спине вроде как носорог, но с тремя рогами. И на голове чепчик. Разве такое бывает!
— Бывает,— раздается голос из глубины зала.
Все оборачиваются. Маленькая Иолан. Сидит, как всегда, отдельно от всех, в уголке, с книгой в руке. Ее интересуют только книги — Иолан собирается стать археологом, как отец. В военной игре от нее никакой пользы — очень уж она робкая. Другие девчонки и в разведку ходят, и на постах стоят. А Иолан боится темноты, боится драчунов, боится мышей, боится лягушек, боится, боится, боится... Трусиха! Ее и взяли в армию только для счету — иначе никак не получалось нужного количества гонведов.
— Что бывает? — удивленно спрашивает Иошка.
— А то, что ты сказал.
Иолан краснеет — к ней привлечено всеобщее внимание.
— Носорог с тремя рогами?
— Да.
— И с чепчиком?
— Да.
— Выдумывай больше! — сердится Йошка.— Нашла вре¬мя шутки шутить!
— Погоди, Иошка! — командир кладет руку ему на плечо.—Ты знаешь такого зверя, Иолан?
— Да.— Иолан смущается еще больше, но от своего не отступает.— Трицератопс. Теперь их, конечно, нет... И на голове у него не чепчик вовсе, а костяной гребень. Он защищал шею.
Ребята недоуменно переглядываются. Как? Трицера... Даже не выговорить.
Они смотрят на командира. Что он скажет? Их пионервожатый — десятиклассник, отличник учебы. Знает он такого зверя?
— Ископаемый? — спрашивает командир.
— Да.
— Точно-—припоминаю! Из отряда динозавров?
— Да,— оживляется Иолан.— Они жили шестьдесят миллионов лет назад. До десяти метров в длину и три метра в высоту.
— Десять метров?! — недоверчиво фыркает Петер Кардош, по прозвищу Боксер, заместитель командира армии.— Ха!
— Это еще не очень большой.— Маленькая Иолан, ободренная поддержкой командира, забывает про свою обычную робость.— Были такие звери — целых тридцать метров. Диплодоки их звали. Поднимет голову —до седьмого этажа.
— Слыхал, Боксер? Ты как раз живешь на седьмом этаже! — смеется кто-то из ребят.
— Просыпается наш Боксер утром — в окне симпатичная головка метров на шесть. «Здрасьте! Мне бы позавтракать». Хап — и нет Боксера.
— Ха-ха-ха!
Боксер сжимает губы — злится. Он не любит, когда над ним смеются.
— Врешь ты все! — угрожающе придвигается он к Иолан.— Скажи, что врешь — ну!
— Боксер! Не трогай ее!
Командир армии сидит, обхватив руками голову.
— Пропали, ребята! Я, кажется, понял. У них на спинах изображения вымерших животных. Ихтиозавры, птеродактили... Попробуй, угадай!
Сразу становится тихо, словно в гимнастическом зале, где разместились на ночь ребята, никого нет. Всем ясно: смертельная угроза нависла над армией. По условиям игры противник считается выведенным из строя, если громко выкрикнуть — так, чтобы слышали посредники — номер или название предмета, изображенного у него на спине. А шестиклассники нацепили себе на спины зверей, которых никто в армии не знает. Разве только одна Иолан.
— Они не имеют права,— нерешительно произносит Иошка.— Надо сказать посредникам.
Все, как по команде, поворачивают головы к дверям соседней с залом комнаты. Там штаб посредников. Самые обыкновенные ребята из пятого класса, которые во время занятий в школе носились на переменах по коридорам, пищали, кричали, дрались... Теперь их не узнать. Важные, надутые, гордые. Такая должность — не подступись!
— Ничего не выйдет! — качает головой командир.— Обычная военная хитрость. Это и нам не возбраняется.
— Может, быстренько что-нибудь придумать вместо наших номеров,— предлагает Боксер.
— Поздно! До начала сражения осталось всего четыре часа.
Воцаряется унылое молчание. Ребята избегают смотреть друг другу в глаза. Так много всяких надежд было связано с победой на соревнованиях! Их отряд поехал бы в лагерь на озеро Балатон. Может быть, даже в Советский Союз, в Артек...
И вот теперь эти трицера... как их?
Не будешь ведь хватать шестиклассников и по одному тащить к маленькой Иолан, чтобы распознавала. У них ребята посильнее. Живо повернут тебя спиной, выкрикнут номер — и готов!
— Если бы Иолан могла видеть их сзади...
Иошка безнадежно вздыхает. К чему пустые фантазии!
— Как ты сказал? — Командир поднимает голову.— Видеть сзади?
— Я просто так...
— Слушай, это ведь идея!
У командира загораются глаза.
— Начальник разведки! Сколько у нас метров телефонного провода?
— Не знаю,— вяло произносит Иошка.— Триста с чем-то.
— Как ты отвечаешь начальству! — весело кричит командир.— А ну, встать во фронт, руки по швам.
— Есть, руки по швам! Йошка вытягивается в струнку.
— Маленькая Иолан, ко мне! Боксер, тащи сюда телефонные аппараты! Быстрей, быстрей!
В зале снова все оживает. К ребятам возвращается надежда. Командир что-то придумал. Командир нашел выход.
— Ну, маленькая Иолан, на тебя смотрит вся армия. На тебя и на Иошку... Встать! Смирно! Слушай приказ!..

— Ой! Змея!
— Тише, ты!
Иошка и маленькая Иолан пробираются сквозь кусты к небольшой полянке.
— Змея! Я же чувствовала.
В голосе маленькой Иолан звучат слезы.
— Ничего не змея! Откуда здесь змеи?
— Ну, лягушка.
— И лягушек нету.
— Слышишь, квакают?
— Это там, внизу, у речки.
— Я же чувствовала... Холодная, мокрая.
— Это провод, дурочка. Он весь в росе.
— Не смей называть меня дурой!
— Не дурой — дурочкой...
— Все равно!.. И зачем только я пошла? Зачем?
Опять в голосе слезы. Вот-вот заплачет.
Иошка вспотел от двойной работы: разматывать катушку с телефонным проводом и уговаривать Иолан — что тяжелее? Да еще на боку полевой телефон — тоже хороших шесть килограммов.
— Если ты будешь реветь, они услышат.
— Пусть слышат, пусть!
— Прибегут сюда...
— Пусть прибегают!
— И надают тебе по шее.
Секундное замешательство. Иошка пользуется паузой, чтобы пробраться к следующему дереву. Иолан бежит за ним. Она боится остаться одна. Ночью, в лесу...
— А почему они будут бить? Я сразу сдамся.
— Все равно. Они всех колотят.
— И Тибора колотили?
— Еще как! Орал на весь лес.
Ложь во имя спасения армии. Это можно понять и оправдать.
— А посредники что?
— Они дрыхнут, как сурки.
Иолан начинает плакать. Тихо-тихо. Но Иошке слышно. Становится жаль ее.
— Перестань! Тебя не будут лупить.
— Почему это?
— Ты девчонка.
— Ну и что?
— Девчонок они не трогают.
— Откуда ты знаешь?
— Я слышал, как они говорили,— на ходу выдумывает Йошка.
Кажется, успокоилась. Уже немного осталось. Вон полянка. Плохо, что луна. Их могут заметить.
— Пошли!
— Ой!
— Что опять?
— Кажется, медведь.
— Где?
— Вон там.
— Это же стог сена. Нам как раз туда и нужно. Медведь! — тихо смеется Иошка.— Разве медведи такими большими бывают? Скорее уж твой тринерапопс.
— Трицератопс,— поправляет Иолан.— Надо все-таки знать.
Они устраиваются в свежем душистом сене. Командир здорово придумал. Противник, наступая, обязательно пройдет через эту полянку: отсюда самый удобный подход к позициям армии.
Иошка подсоединяет провод к телефонному аппарату. Нажимает кнопку зуммера и прислушивается. Никто не отвечает. Он продувает трубку и снова нажимает зуммер. Ничего!
Неужели порыв на линии? Надо проверить А как с маленькой Иолан? Она побоится остаться одна. Если только схитрить.
— Пошли, Иолан.
— Куда?
— В разведку. Надо узнать, где их секреты.
— Я боюсь... Иди лучше сам!
— Смотри...
Довольный Иошка выбирается из стога и направляется в сторону своих, пропуская через пальцы телефонный провод.
Уже светает — летом солнце просыпается рано Зачирикали первые птицы, в траве заверещали кузнечики На восточной стороне неба все яснее проявляются очертания фабричных труб, заводских корпусов. Там промышленный район Будапешта.
Сто метров. Двести. Триста...
— Стой! Пароль?
— Красная звезда,— шепчет Иошка в сторону невидимых, замаскировавшихся в кустах караульных.
— Проходи.
Линия в исправности. Значит, что-то со вторым аппаратом.
Иошка вбегает в гимнастический зал. Ребята спят: кто на стульях, кто на полу. Один командир бодрствует возле телефона.
— Ты, Йошка? Зачем вернулся? — Он недовольно сдвигает брови.— Светает, могут заметить.
— Аппарат посмотреть, что-то с телефоном.
— А Иолан?
— Там осталась.
— Одна? — удивляется командир...
Иошка проверяет микрофон, слуховую трубку. Все как будто в порядке, и все-таки не работает!
С каждой минутой становится светлее. Нужно спешить!
А, вот! Провод чуть держится в месте соединения, ослабли контакты... Йошка быстро исправляет повреждение.
Распахивается дверь, в зал врывается один из караульных.
— Разведка противника!
Ребята просыпаются, вскакивают, сонно моргая и протирая заспанные глаза.
— Где? — спрашивает командир.
— По лесу рыщут. Даже не таятся.
— Ну, Иошка, нельзя тебе назад. Что будем делать?
Иошка бледнеет.
— Не знаю...
— Вызывай Иолан. Живо!
Иошка хватает телефонную трубку, нажимает кнопку зуммера. Руки у него дрожат. Телефончик, миленький, хорошенький, не подведи!
Никто не отвечает. Неужели порыв?
И тут ему приходит на ум: Иолан ведь не знает, как обращаться с телефоном. Она слышит, а ее...
— Иолан! Иолан! — отчаянно вопит он в трубку.— Нажми рычажок на трубке — в самой середине — и говори. Не отпускай... Иолан, Иолан, ты слышишь?
— Кто это? — вдруг раздается в ответ жалобный голосок.
— Я! Я! Иошка!
— Мне... Мне страшно!.. — слышны всхлипывания.— Возвращайся скорей.
— Не бойся ничего! Уже ведь совсем светло.
— Все равно... Возвращайся! А то я убегу.
Иошка растерянно смотрит на командира. Что ей сказать?
— Дай трубку... Говорит командир армии. Ты слышишь меня, Иолан?.. Иошка прийти не может. Но ты не бойся. Кругом тебя свои. Посмотри направо: большое дерево. Там наверху сидит Боксер. Видишь?
У Боксера, который стоит рядом, округляются глаза.
— Как — я на дереве?
Командир отмахивается от него рукой: стой и молчи!
— Не видишь?.. Значит, он хорошо замаскировался. Но он там. Ты не бойся... Что?.. Когда я говорю, не так страшно?.. Хорошо, мы будем все время говорить. Даю трубку Йошке... Говори с ней!
— О чем? — шепчет Иошка, принимая трубку.
— О чем хочешь — только говори!.. Половина пятого — ого! Боксер, объявляй тревогу. Время выходить на оборонительный рубеж.
В зале поднимается шум. Командиры полков собирают своих гонведов, дают последние наставления, выводят на позиции.
— Иошка! Иошка! — верещит трубка.— Что же ты молчишь?
— Я говорю. Слышишь меня?
— Слышу... Мне страшно. Вдруг они появятся?
— Подумаешь — появятся! Тебя же не видно. Они пройдут мимо, ты посмотришь на их спины и скажешь мне.
— Ой, я не смогу!
— Еще как сможешь! Ты теперь воин, разведчик.
— Девочки воинами не бывают.
— А Маргитка? Она вчера со мной в разведку ходила.
— Так это ведь игра. А по-настоящему не бывают.
— Не бывают? А Зриньи Илона (национальная героиня 16-го века. - прим.)? А Зоя?
Иолан молчит.
— Иолан! Иолан!
— Что ты кричишь? Я и так слышу.
— Почему ты замолчала? Я думал...
— Там кто-то идет. Кажется, Боксер слез с дерева. Сейчас я его позову.
— Нет, нет!.. Это, наверное, они. Глянь быстро, что у них на спинах.
— Ой, я боюсь!
— Смотри! Смотри... Ну!
— Прошли уже... Двое...
— Ну! Ну!
— Птеродактиль...
Йошка хватает за рукав Боксера.
— Пиши скорее, пте-ро-дак-тиль.
— Нет,—раздается в трубке.—Не птеродактиль, а рамфоринх. Да, да, рамфоринх. Птеродактиль бесхвостый, а у этого длинный хвост с мешочком на конце. Как я сразу не разглядела!
— А второй?
— Второй — игуанодон.
— Кто?
— Игуанодон.
— Не ошиблась?
— Вот еще! На задних лапах, и вся спина как гребень.
Голос маленькой Иолан становится уверенным, плаксивые нотки исчезают.
— Молодец! — орет в трубку Йошка.— Молодец!
Подходит командир армии.
— Это их разведка. Предупреди ее, что сейчас появятся еще.
Но Йошка не успевает.
— Опять идут! — торопливо говорит Иолан.— Ой! Прямо сюда... Нет, свернули. Ого, сколько!.. Пещерный медведь. Ихтиозавр... Птеродактиль — вот этот точно!.. Погоди, погоди... Еще махайрод.
— Махай — что? — переспрашивает Йошка.
— Махайрод, а не что!.. Саблезубый зверь из семейства кошачьих. Они набрасывались на жертвы и всаживали в них...
— Ладно, ладно, давай дальше!
— Еще питекантроп — обезьяночеловек...
— Пи-те-кан-троп,— громко вторит ей Йошка.
Боксер и командир лихорадочно записывают.
— Вот молодчина! — качает головой командир.— Вот Иолан!
Боксер от радости приплясывает на месте и издает какие-то непонятные визгливые звуки. И вдруг молчание.
— Иолан! Иолан!
Трубка молчит.
— Нажми рычаг! Рычаг нажми! — вопит Иошка.
Иолан включается снова.
— Они меня увидели. Бегут сюда!.. Матьяш Шандор и второй, из шестого «Б»... Не трогайте меня! Ой!.. Йошка! Йошка! Плезиозавр и тирано...
Тишина.
— Тиранозавр,— сдавленным голосом заканчивает командир.— Страшный хищник!
— Эй, вы, малявки! — неожиданно вырывается из трубки грубый мальчишеский голос.— Каюк вашему номер пятнадцать зет! Всем вам сейчас будет каюк! Сдавайтесь лучше сразу!
— Дурак! Дурак! Дурак! — кричит Иошка, вне себя от бессильной ярости.

Сражение заканчивается неожиданно быстро. А час спустя— обмен пленных. Сумрачные шестиклассники приводят Тибора и Иолан в штаб победителей и получают добрую дюжину своих.
Командир выстраивает армию. Иошка — на правом фланге с самодельным картонным рупором в руке, тем самым рупором, через который он во время боя выкрикивал названия животных, сея смятение и панику в рядах противника.
Отдельно стоят двое: рыжий Тибор и маленькая Иолан. Тибор держится героем. Руки в карманах, грудь колесом.
— Видали у Фельдеша синяк на скуле? — хвастает он.— Это я!
Но ни Иошка, ни Боксер, ни другие ребята не смотрят на него. Они все смотрят на маленькую Иолан. У нее красные глаза.
— Ты плакала? — участливо спрашивает Иошка.
— Ха-ха! — Тибор изо всех сил старается привлечь к себе внимание.— Ревушка-коровушка!.. И зачем только взяли в бой эту плаксу?
Командир бросает на него беглый взгляд.
— Внимание! Смирно! — Он проводит рукой по густым черным волосам.— Слушайте приказ!.. За недисциплинированность, самовольство и, в результате, срыв боевого задания разведчику Тибору объявляется выговор.
Теперь все ребята смотрят на Тибора. Он делает вид, что ничего не случилось. Даже улыбается. Ну, пусть выговор! Зато все знают, что он не трус. Не то, что...
— ...За подвиг, который помог нам победить более сильного противника,— продолжает командир,— разведчице Иолан присваивается звание героя нашей армии.
Тибор больше не улыбается. Стоя с открытым ртом, он растерянно хлопает рыжими ресницами. Тибор ничего не может понять!



Сайт Льва Квина: http://levkvin.narod.ru/index.htm
Библиография Спартака Калачева: http://horoshkovaok.livejournal.com/119917.html

Tags: *К (писатели), Калачев, детская литература Сибири, издательства РФ (региональные), книги 60-х гг. ХХ в.
Subscribe

  • В.Бобко "Белые мухи"

    В.Бобко "Белые мухи" Новосибирское книжное изд-во 1963 Рис. В.Коняшева тираж 110 000 Симпатичная книжка Новосибирского издательства с…

  • Дети - авторы книг.

    Взрослыми написано для детей несколько тысяч или даже десятков тысяч книжек. А бывали ли случаи, когда для детей издавались книжки, написанные…

  • Приключения Желудя

    В.Петкявичус. Приключения Желудя. М.: Детская литература. 1967.128 с. Рис. С.Шмаринова Несмотря на неоднократное прочтение, особой привязанности я…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments

  • В.Бобко "Белые мухи"

    В.Бобко "Белые мухи" Новосибирское книжное изд-во 1963 Рис. В.Коняшева тираж 110 000 Симпатичная книжка Новосибирского издательства с…

  • Дети - авторы книг.

    Взрослыми написано для детей несколько тысяч или даже десятков тысяч книжек. А бывали ли случаи, когда для детей издавались книжки, написанные…

  • Приключения Желудя

    В.Петкявичус. Приключения Желудя. М.: Детская литература. 1967.128 с. Рис. С.Шмаринова Несмотря на неоднократное прочтение, особой привязанности я…