tomtar (tomtar) wrote in kid_book_museum,
tomtar
tomtar
kid_book_museum

Тараскон, в котором

В детстве мне казалось, что город Тараскон обретается примерно там же, где и город Глупов, то есть исключительно в воображении автора. Но оказалось, что он вполне реален, очень стар и погружен в вязкую дрему.

"- Не удивитесь ли вы, узнав, - сказал отец Дэвида,
- что Тараскон - маленькая грязная деревенька,
обязанная славой замку на Роне?"

М.Стюарт "Мадам, вы будете говорить?"




фото в альбоме




Вообще-то это не совсем верно. Тараскон действительно крохотное и изрядно обшарпанное местечко, главной достопримечательностью которого является прекрасно сохранившийся средневековый замок. Главной, но не единственной. Славу Тараскона составляют, помимо замка, чудовище тараск и "великий, знаменитый, бесподобный" Тартарен. Вот они все на старой открытке:






Что ж, замок, построенный в 15 веке Рене Анжуйским, покровителем рыцарей и трубадуров, получившим у своих подданных имя "доброго короля Рене", и вправду хорош. Полудворец, полукрепость, тюрьма в течение несколько веков (очертания стен, кстати, повторяют разрушенную парижскую Бастилию), замок на берегу Роны выглядит величественно и донельзя феодально. Чем не раз пользовались кинематографисты: если вы помните старый английский фильм "Лев зимой" с Кэтрин Хепберн и Питером О'Тулом, то считайте, что совершили экскурсию по замку - большая часть сцен снята именно в нем. Напротив, за Роной, виднеются башни замка Бокер. Веками замки сурово супились друг на друга, но до настоящей войны так и не дошло.

   



Но задолго до короля Рене Тараскон уже был хорошо известен в Провансе. Согласно старинной легенде, в древности здесь водился жуткий монстр, нечто вроде водяного дракона, пожирающего скот и людей. Тараск наводил ужас на окрестных жителей и - дал название городу. Святая Марфа (та самая, сестра Марии и Лазаря), прибывшая в Прованс проповедовать слово Божие, отправилась к чудовищу и одним лишь крестом и молитвой смирила его. Укрощенный тараск (вернее, тараска - чудовище было женского пола) покорно последовал за святой Марфой в город. Тарасконцы, высыпавшие навстречу святой, видя ужасного дракона, кротко идущего за Мартой, внезапно испытали приступ отчаянной храбрости и забили несчастный реликт камнями. Более скептические умы утверждают, однако, что свое название Тараскон получил от римского лагеря, который назывался Таруско. Но кому интересны сухие факты! Тараск красуется на гербе Тараскона, да и по окрестным городам нередки его изображения. Самое занятное находится в музее соседнего Арля: маленькое чучелко тараска опирается на трогательные человеческие ножки.









14 апреля 1474 года добрый король Рене учредил орден кавалеров Тараска. Это событие было отпраздновано турниром, играми, театральным представлением и церковной процессией в честь святой Марфы. С тех пор праздник тараска проводится ежегодно: горожане наряжаются в средневековые одежды и волокут по улицам Тараскона расписную фигуру дракона.




Доде не преминул вспомнить этот обычай в заключительной части трилогии о Тартарене. По сюжету тарасконцы дружно покидают город и отправляются в землю обетованную - на далекий южный остров в "свободную колонию Порт-Тараскон":
"Когда все наконец взошли на корабль, настала минута всеобщего самоуглубления, торжественного молчания, а молчать было особенно хорошо под пыхтенье разводимых паров. Сотни глаз были устремлены на капитана – тот стоял в рубке и вот-вот должен был отдать приказ сниматься с якоря. Вдруг кто-то крикнул:
– А Тараск?..
Вы, наверное, слыхали про Тараска, про сказочное чудовище, от которого произошло название города – Тараскон. Напомню вам его историю вкратце: в давно минувшие времена это был страшный дракон, опустошавший устье Роны. Святая Марфа, после смерти Иисуса пришедшая в Прованс, отправилась в белой одежде к обитавшему среди болот зверю и на самой обыкновенной голубой ленте присела его в город – так непорочность и благочестие святой Марфы укротили и покорили зверя.
С тех пор тарасконцы через каждые десять лет устраивают праздник и водят по улицам сделанное из дерева и раскрашенного картона чудовище, помесь черепахи, змеи и крокодила, грубое, карикатурное изображение прежнего Тараска, ныне чтимого, как некий идол, живущего на счет города и известного во всей той стране под названием «отца-батюшки».
Уехать без «отца-батюшки» тарасконцам казалось немыслимым. Молодежь побежала за ним и сейчас же притащила на набережную."



"Необычайные приключения Тартарена из Тараскона" сейчас, мне кажется, у нас позабыты. Хотя лет 40 назад книга считалась достаточно популярной, чтобы ее герой получил членство в "Клубе знаменитых капитанов".




Предполагалось, что Тартарен и его приключения хорошо знакомы советским школьникам.

Признаюсь, в детстве "Тартарен" показался мне скучным и нелепым. Книга быстро забылась, оставив в памяти только звонкое название. Но через пару лет мне попались замечательные очерки Романа Белоусова "О чем умолчали книги", заставившие вспомнить провансальского фанфарона и сочувственно улыбнуться. Оказалось, что книга была полна жизненной правды - южной правды, как уточнял Доде, - которая преувеличивает, но никогда не лжет.

   




Наиболее колоритными своими чертами Тартарен обязан совершенно реальному человеку - кузену Доде, Антуану Анри Рейно, с которым писатель в 1961 году отправился в Алжир охотиться на львов. Правда, жил Рейно не в Тарасконе, а деревушке Монфрен неподалеку от Нима. На его доме на улице Виктора Гюго в память о прообразе и персонаже установлена табличка:

   



"Человек лет сорока - сорока пяти, низенький, толстый, коренастый, краснолицый, в жилете и фланелевых кальсонах, с густой, коротко подстриженной бородкой и горящими глазами", - так описывает своего героя Доде. Рейно был на двадцать лет старше Доде, но сохранил по-юношески пылкую и романтичную душу неисправимого мечтателя и фантазера. Любимым его писателем был Джеймс Фенимор Купер, запах пороха он ценил больше всех ароматов земли, из деревьев безоговорочно предпочитал баобаб и тайком мечтал походить на Вильгельма Телля. Словом, это был живой прототип будущего Тартарена. "Неустрашимый, великий, несравненный Тартарен. Герой, волею судеб, живущий в маленьком провинциальном городке. Как же тяготила его эта сытая, спокойная жизнь! Он жаждал приключений. Бедный великий человек изнывал от тоски. Подобно бессмертному Дон Кихоту, он пытался силой своих грез вырваться из тисков неумолимой действительности. И ему, так же, как и его знаменитому предшественнику, всюду мерещились они. Они - это война, путешествия, слава...

Некоторые штрихи к портрету писатель добавил из своих юношеских воспоминаний о родном Ниме: "Там видел я в детстве баобаб, чахнувший в горшке из-под резеды, - образ моего героя, стесненного рамками маленького города; там семейство Ребюффа пело дуэт из "Роберта Дьявола.".

Образ получился комически заостренным, но безусловно узнаваемым. Кузен Рейно, увидя в нем карикатуру, обиделся. ""Восемь лет назад я напечатал "Приключения Шапатена из Тараскона"; они появились в "Фигаро". Из-за них у меня вышла ссора с кузеном Рейно," - писал позднее Доде.





Еще сильнее негодовали тарасконцы, посчитавшие роман мерзким пасквилем и всерьез угрожавшие расправиться с писателем, буде он посетит их славный город. "...у меня с тарасконцами старые счеты. <...> Я часто получал анонимные письма, угрожавшие мне: «Попробуй только проехать через Тараскон!» Другие обрушивали на мою голову месть героя: «Трепещите! У старого льва есть еще клюв и когти!» Лев с клювом! Вот тебе на!" Прошло немало лет, прежде чем обида сменилась гордостью, и Тартарен стал символом экспансивного, насмешливого Юга, растиражированным местным брендом, таким, как на этой открытке 30-х годов, изображающей триумфальное возвращение героя из алжирского сафари:





И все же, если отправиться в Тараскон на поиски Тартарена, обнаружится, что знаменитый герой живет только на страницах книг. У земляков память о нем, похоже, стремительно стирается, как зыбкий мираж.

"Бесстрашный Тартарен жил при въезде в город, в третьем доме налево по Авиньонской дороге". Вот он, въезд в город - Порт де ла Кондамин, средневековые ворота с тяжелой деревянной дверью.






А вот и третий дом налево:



Еще пару лет назад он носил название "Дома Тартарена" и был маленьким "мемориальным музеем": в комнатах и садике была реконструирована обстановка, описанная в романе. Увы, сейчас название убрано, а небольшая табличка на воротах строго предупреждает: "Частная собственность".




Малая толика экспозиции по-видимому перекочевала в здание муниципального архива, расположившееся в бывшем монастыре. Тесный закуток представляет кабинет Тартарена, битком набитый разнообразным оружием и охотничьими трофеями:
"Вообразите большую комнату, сверху донизу увешанную ружьями и саблями; все виды оружия всех стран мира были здесь налицо: карабины, пищали, мушкетоны, ножи корсиканские, ножи каталонские, ножи-револьверы, ножи-кинжалы, малайские криссы, караибские стрелы, кремневые стрелы, железные перчатки, кастеты, готтентотские палицы, мексиканские лассо, – чего-чего тут только не было! "



   



Тут же расположился и сам хозяин:




Немного в стороне, за лестницей, приютилось пианино с партитурой любимой арии Тартарена:




И все.


Лишь кафе на окружном бульваре, украшенное изображениями из комикса Пьера Гиймара, снова напомнит о хвастливом и напыщенном толстяке, трогательно хранящем в глубине души рыцарственные порывы.



   
Tags: *Д (писатели), детская литература Франции, по литературным местам
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments

Recent Posts from This Community