December 9th, 2017

Слухи о смерти конструктивизма оказались несколько преувеличенными.

    Думаю, все, кто интересуется историей отечественной детской иллюстрации, знают, что самый ее расцвет пришелся на период НЭПа и первую половину 30-х годов прошлого века. Тогда в полный голос заявило о себе новое авангардистсвое направление в искусстве - конструктивизм, как олицетворение нового мироощущения молодой советской республики . Старый мир был разрушен. Новый созидался, и требовал новых средств выражения. Экслер, Родченко, Лебедев, Тышлер, Покровский, Порет, Ермолаева, Дейнека, Звонарева, Лисицкий, Брей - они и десятки других последователей нового направления подняли детскую иллюстрацию на невиданную доселе высоту.
Это в более поздние времена детская иллюстрация стала вынужденным прибежищем тех художников, кто не хотел быть слишком на виду, конфликтовать с властью. Тихо отсидеться, переждать сначала период сталинских репрессий, а затем послевоенный антисемитизм, - для многих это было компромисс. Очень немногими художниками жанр книжной иллюстрации воспринимался как нечно серьезное. Но не в 20-е! Тогда талант художников говорил со страниц детских книжек в полный голос. Новыми средствами выражения в противовес розовощеким слащавым карапузам и цветочкам молодые советские художники рассказывали детям о новых реалиях сегодняшнего дня. Трактора, аэропланы, корпуса заводов и фабрик, красные знамена, мчащиеся всадники - ничего этого раньше не встречалось маленьким читателям в книжках. Свобода выражения в детский книжной иллюстрации достигла такой величины, что стала слишком явно противопоставлять себя соцреализму традиционной академической живописи. Последствия этого несоответствия всем хорошо известны: статья "О художниках-пачкунах", фактический разгром ленинградской школы иллюстрации, централизация "Детгизом" в своих руках всей книгоиздательской деятельности для детей, пропаганда общих для всех идеологических стандартов. Результат - детские издания предвоенных лет в абсолютной своей массе унылы и неинтересны, а форм-фактор книжки-картинки практически ушла из издательских планов.
      А каков следующий за периодом НЭПа яркий этап детского книгоиздательства? - спрошу я любознательного букиниста. И любознательный букинист ответит: - Период хрущевской оттепели, Тимофеевского "Детского мира". И я с ним соглашусь. Нет, это безуслово, не был реннесанс конструктивизма 20-30-х в чистом виде. Художники-иллюстраторы 60-х лишь слегка раздвинули рамки привычного. Впрочем, и это ненадолго. Финал "Детского мира" оказался закономерным.
      Однако, в те же 60-е был еще один удивительный прецедент.  Ровно так же, как в природе семена какого-нибудь растения могут много лет покоиться в толще земли, пока не наступят благоприятные условия для прорастания, так и семена конструктивизма, видимо почувствовав свежий ветерок и оттепель 60-х, проросли и дали невиданные всходы ни где-нибудь, а на периферии издательского рынка... в Алма-Ате! В 1962 году в Казахском государственном издательстве  художественной литературы вышла детская книжка, которая произвела на меня в хорошем смысле эффект шока, заставив вспомнить сразу всю плеяду мастеров книжной иллюстрации 20-х. Книжка Макана Джумагулова "Слово" оформлена Юрием Мингазитиновым в лучших традициях конструктивизма.  Давайте посмотрим ее вместе.
Collapse )