February 7th, 2015

seamonk

Веселые игры с мертвецами на свежем воздухе

004_01А не рассказать ли вам, тибетскую сказку?

Жил-был на свете мертвец… Стоп. Уже ерунда какая-то получается. Не может мертвец жить. А чего ж он тогда делал? Ну да не важно. В общем, влачил он себе некое посмертное существование на кладбище Прохладная Роща, в отдаленном и экологически чистом районе Тибета, пока не явился к нему юноша по имени Тенчжуп. А самого мертвеца, кстати, звали Роланг или Ветала. Собой красавец – туловище наполовину из бирюзы, наполовину из золота, без малейших признаков разложения. А еще обладал он волшебной силой и мог легко принести людям мир во всем мире, долголетие и избавление от нищеты. Собственно за этим к нему Тенчжуп и явился, не корысти ради, только волей пославшего его мудреца Нагарджуны, во искупление тяжкого греха, убийства семи братьев - злых чародеев. Там сложная история приключилась, превышение пределов необходимой обороны и все такое. Мудрец еще по идее «спасибо» должен был юноше сказать, но буддистская мораль к убийствам относится очень строго.

Вдобавок ко всем своим талантам, Волшебный Мертвец еще и разговаривал. Причем, не так, как обычно разговаривают мертвецы: «ЫЫ-ыы, Мозги-ии…», нет, он умел разговаривать вполне складно, более того, знал целую кучу свежих анекдотов чудесных сказок, которые и принялся рассказывать Тенчжупу на обратной дороге. Оно все замечательно, лучшего попутчика себе и пожелать было бы трудно, ну тут как всегда в этих ваших волшебных сказках таился подвох. Истории Веталы все как одна были с подковырками, и в конце содержали недосказанность, или другой подобный крючок, провоцирующий собеседника высказаться по-поводу только что услышанного.  А единственное сказанное юношей слово развязывало мертвецу руки… хм, или ноги, а может у него были еще и крылья, так как в сказке говорится, что услышав первое же слово, Роланг улетал из мешка, в котором его несли, и возвращался на кладбище Прохладная Роща. Тенчжупу раз за разом приходилось возвращаться за Веталой, сажать его в мешок и тащить к пещере, где ждал их Нагарджуна. Удовольствие ниже среднего, учитывая, что парню приходилось переть на себе болтливого мертвеца по Гималаям. Так повторялось раз двадцать пять – тридцать, в разных сборниках рассказов Веталы содержится разное количество сказок.
В конце концов, мертвец немного не рассчитал и к концу очередной истории Тенчжуп уже подошел к входу в пещеру старца Нагарджуны. Правда, и тут юноша не удержался от комментариев, но Нагарджуна был начеку и при помощи телекинеза вырвал несколько волосков из тела Роланга прежде чем тот опять улетел, даже не пообещав вернуться.
Для мира во всем мире этого, к сожалению, оказалось недостаточно, но на несколько месторождений золота и бирюзы в Серых горах таки хватило. Тенчжуп получил искупление своего греха и вернулся домой.

Ну как сказка? Что, не очень? Ничего, это ведь только присказка, а сказку, точней двадцать пять сказок Волшебного Мертвеца можно почитать в сборнике "Игра Веталы с человеком" в переводе Ю.М. Парфионовича

Collapse )
мы

Ю.Яковлев. Когда уезжает друг.

Оригинал взят у veselye_sosedi в Ю.Яковлев. Когда уезжает друг.
Юрий Яковлев.Когда уезжает друг
Сборник рассказов
Рисунки В.Гальдяева.
Издательство "Детская литература", Москва, 1968
Обычный формат, твердая обложка, 96 стр
тираж 200000
сканирование0013
Collapse )

аа

Джек.

Вспоминая давний разговор вот тут --
http://kid-book-museum.livejournal.com/864901.html
.... нашел я про художника этой вот книжки, о которой разговор был в каментах....

джек соломинка
издание 1961г.  (третье)  и в нём художник не указан и были разные предположения...

А в первом издании он указан и это он (она) и есть --

Фотографии в альбоме «Джек», автор на Яндекс.Фотках


Художник  Трузе-Терновская Ю.  Джек-Соломинка. Шишова З. К. - М.  ДЕТГИЗ. 1956. С. 320. Т. 100 000. Ф. А5. Переплет.

Collapse )
1

Дама с розой

Всю неделю с нетерпением ждала свободной минуты, чтобы завершить один давний разговор. Полтора года назад узнала о том, что в прошлом семьи детской писательницы Софьи Прокофьевой присутствует трагическая страница, связанная с моим родным городом. Первый муж ее матери Марии Ивановны Коровиной - художник Валентин Александрович Яковлев - умер в Омске во время гражданской войны.
В маленькой книге Софьи Прокофьевой "Ветер памяти" очень коротко упоминалось об этом. Там же можно было увидеть фотографию матери и дочери:


В немногих словах говорилось и о двух портретах Марии Ивановны. Первому посвящались такие строки:
"У меня над постелью, как и в детстве, висит большой мамин портрет. Прелестная юная женщина легко и свободно сидит в кресле, держа в одной руке темно-алую розу. Этот портрет написал первый муж моей мамы..."

Второй раз Марию Ивановну запечатлел художник Леонид Фейнберг - отец Софьи Прокофьевой:
"Я помню папу за мольбертом. На холсте мамин портрет. И краски в заманчиво разноцветных тюбиках. Но трогать их нельзя - масляные краски плохо отмываются..."

Когда рассказывала вам об этом, даже не предполагала, что возникнет счастливая возможность не только прочитать о портретах, но и увидеть их. Но вот благодаря khebeb узнала о выходе в свет более полной книги воспоминаний Софьи Леонидовны "Дорога памяти" (М.: Время, 2015) и о том, что в ней воспроизведены  эти два живописных объяснения в любви. Посмотрите, как сквозит в них тихая тайна женщины, предназначенной быть женой.

Collapse )