May 30th, 2012

Семен Гарин. Про смелых людей и железную гору. 1960

"Когда на улице Заречной
В домах погашены огни,
Горят мартеновские печи,
И день и ночь горят они. 

Я не хочу судьбу иную
Мне ни на что не променять
Ту заводскую проходную,
Что в люди вывела меня."

Думаю, эти строки Фатьянова послужили бы очень хорошим эпиграфом к представляемому изданию.
Не в первый раз сталкиваюсь с темой пропаганды и романтизации рабочих профессий в детских книгах конца 50-х -начале 60-х. И в кино, и в литература появляются яркие примеры семейных династий на производстве. Одна из таких книжек - "Про смелых людей и железную гору". Сюжет конечно идиллически-пасторальный. Не предприятие, а какая-то семейная артель. После трудовой смены семья рабочих-сталеваров берет в руки музыкальные инструменты: дедушка - скрипку, бабушка - гитару, папа-мандолину, дядя Коля - домру. Семейный оркестр играет песни -"и веселые и протяжные". Кстати, дедушка - знаток      пословиц и поговорок, многие из которых я раньше не слышал.

Гарин Семен Семенович (1911-1970) 
"Про смелых людей и железную гору"
Детгиз, 1960г. Формат 60х92 1/8
Тираж 200 000
Художник А. Лурье


Collapse )

Паустовский в Солотче

Во дворе усадьбы Пожалостина находится маленькая банька, к которой нас подвела смотрительница музея. И – опять Паустовский, снова – Паустовский, потому что его удивительной прозой насквозь пропитана Солотча с ее утренними туманами над старицей Оки, с тихим шумом пропаренных на солнце сосен и отчаянными петушиными-кошачаьими битвами за место под солотчинским солнцем. Пока мы рассматриваем три крошечные комнатушки, в которых жил Паустовский, заглянем во временной промежуток жизни Константина Георгиевича, главной темой которого была Солотча.





Collapse )