January 30th, 2012

...а пионер должен быть вежливым

Игорь Тарабукин "Бумажное королевство" (1971

Рисовала Евгения Стерлигова.Музыку песен сочинила Любовь Никольская.
От автора

Я не помню,кто из нашей неразлучной троицы придумал эту игру.Сам ли я,умевший немного рисовать,или Волька Трифонов,обладатель целой Военной энциклопедии.На ее страницах было изображено снаряжение воинов всех времен и народов.А может быть,заводилой был Валерка Дементьев,карманы которого всегда были набиты разными винтиками и проволочками...

Но игрой в бумажных человечков мы увлекались удивительно долго,чуть ли не до седьмого класса.С годами она лишь менялась,включая в себя многое из того,что мы узнавали на уроках истории,литературы и даже физики.Наша игра моментально захватывала любого из новых школьных друзей.Уже на другой день он обзаводился просторной коробкой,в которой,"идя на вы",переносил своё бумажное войско.

Однако она не была простой игрой в солдатики.Надо было не только воевать,но и вести торговлю,устраивать посольские приёмы и театральные премьеры...А значит,нужно было самим писать пьесы и песни,разрисовывать декорации для игрушечного театра,перелистывать множество вполне "взрослых" книг,рыться в словарях и справочниках,чтобы всё было взаправду.

В этой книжке рассказано только про рыцарей,но мы играли и в чапаевцев,и в покорителей Северного полюса.Как-то обнаружили,что детский воздушный шарик,если к нему привязать лёгкую корзинку,поднимает целый экипаж бумажных аэронавтов.Так у нас зародилась авиация.Потом мы клеили самолёты самых причудливых конструкций.И почти за четверть века допервого полёта человека в космос наши бумажные "космонавты" уже взлетали в небо на самодельных ракетах.И пусть их орбиты пролегали чуть выше старого тополя,но мы встречали своих человечков как героев!

Прошло много лет.Collapse )

Collapse )

"Русские сказки" Издательство ЦК ЛКСМ Узбекистана "Ёш гвардия" Рисунки А.Константинова



Это мои "Русские сказки". Я получила их в подарок от Деда Мороза и Снегурочки, когда ещё не ходила в школу. Почему-то я считала, что уже выросла из русских сказок и предпочитала армянские, молдавские, грузинские, таджикские, не говоря уже об индийских и японских. Они казались мне "взрослее" и таинственнее. Короче говоря, волшебнее. Но к иллюстрациям в этой книге меня всё время тянуло. Нравились мне здесь следующие вещи:
1. Орнаменты и узоры. Заставки к каждой сказке хотелось раскрашивать и рамочку на узоре к "Вольге Всеславьевичу" я начала разрисовывать синим и зелёным карандашами, но вовремя вспомнила, что взрослая девица уже.
2. Короны и кокошники красавиц.
3. Козлята.
Очень надеюсь, что члены замечательного сообщества расскажут мне о художнике Константинове. Не потому надеюсь на сообщество, что самой лень искать, а потому, что здесь всегда происходят чудесные открытия.



Collapse )
1

Забытая повесть Ольги Гурьян


Далеко не все поклонники исторической прозы Ольги Гурьян знают о том, что ею была написана и маленькая "Повесть о детстве художницы". Повесть скромно спряталась в не менее скромной старой книге "Ножницы художницы", выпущенной Детгизом в 1960-м году.



Ножницы художницы: о художнице Е.Е.Лебедевой и об искусстве вырезания / обложка и титул Н.О.Мунц. - М.: Детгиз, 1960. - 96 с.

Удалось установить, что книга "Ножницы художницы" выходила еще в 1936-м году с подзаголовком "Рисунки и текст Е.Е.Лебедевой". Не могу сказать, входила ли в ее состав в то время повесть О.Гурьян.
Героиня книги, художница Екатерина Евгеньевна Лебедева, посвятила себя редкому искусству вырезания. "С увлечением она преподавала его детворе во дворцах пионеров, домах народного творчества, в школах, на детской площадке, объединявшей ряд домов, в одном из которых она жила в Москве. Ее можно было видеть и среди испанских ребят, нашедших приют в СССР. Дети, в свою очередь, тянулись к ней и любили ее".  Художница охотно показывала приемы вырезания детям и взрослым в садах и парках столицы.
В книге 1960 года три части:
- повесть О.Гурьян о детстве Е.Лебедевой;
- альбом с работами художницы;
- "Первые уроки вырезания" от самой Е.Лебедевой.
Биографическая повесть Ольги Гурьян так живо и достоверно написана, что складывается впечатление - писательница и художница были близко знакомы. Жаль, теперь трудно найти подтверждение этому. Чувствуется, что Ольга Гурьян с удовольствием переносится памятью в начало ХХ века, возвращает нам дыхание и ритм той жизни, ее милые подробности. Мне приятно прислушиваться, как говорят между собой дети из большой семьи Кати Лебедевой; строй их речи, интонации, - все оттуда, из незнакомого нам прошлого. Как трогательна сама девочка - с ее стремлением сделать свой рисунок "живым", с серьезными размышлениями об искусстве и искусственности, сомнениями в самой себе!

Collapse )

Продолжение следует...
1

Забытая повесть Ольги Гурьян (продолжение)


Глава 6
Наконец наступили рождественские каникулы, можно было вставать чуть попозже и, проснувшись, но не открывая глаз, немного помечтать.
Вот она взрослая и идёт по полю, а в руках у неё настоящий этюдник и складной стул. У неё никаких забот, она не торопится — весь день впереди. Она идёт рисовать с натуры. Подол белого полотняного платья намок от росы, и на нём жёлтые пятнышки цветочной пыльцы. Но это неважно, дома есть ещё другие платья, все выстиранные и выглаженные, и она не обращает на это никакого внимания. Она раскрывает стул и садится. Кругом цветы и травы. Она открывает этюдник и вдруг встаёт со стула и ложится на землю. Глазом к глазу они смотрят друг на друга — маленькая, вырезная, вся завитая травка и Катин большой зрачок. Шершавая травинка щекочет ей щёку у виска, и Катя лёжа, скосив глаз, рисует её. «Верно я передала ваше выражение, моя глубокозелёная? Его нелегко поймать, у вас такой капризный характер! . .»
У детей были каникулы, а мама всё равно уходила на службу. Миша в ночной рубашке стоял на подоконнике и, провожая маму глазами, кричал непрерывно:
— Мама, до свидания, мама, до свидания, мама, до свидания. . . — Будто его завели, будто кукушка, будто часы, которые бьют двенадцать, и не могут остановиться, и уже пробили двадцать пять. А мама идёт по большому двору и всё время останавливается и оглядывается и машет Мише рукой, засунутой в маленькую барашковую муфту. Мама скрывается за воротами, а Катя хватает Мишу поперёк живота и тащит его умываться.

Collapse )