October 26th, 2011

чучундра

Братья Гримм с иллюстрациями И.Трнки.

Об этой книжке я хочу рассказать отдельно. В отличие от других книг, я помню, когда она у меня появилась. Дело было в 1963 году. Мама тогда почти весь год лежала в больнице - ей делали операцию на сердце. Тогда такие операции делали только в Москве в Институте ревматизма на Петровке,было это редкостью, в больнице держали долго, потом лечили, наблюдали. Короче говоря, чтобы ребёнок весь год не был без призора, решено было на год поселить меня у бабушки с дедушкой в Орехово-Зуево. Там же я проучилась весь год во втором классе.
В нашей прогрессивной воронежской школе всех первоклассников начинали учить писать сразу же авторучками - это был настоящий учительсикй подвиг: мало дело - никаких "нажимов" и "волосяных", так еще и ручки были с пипетками и открытыми перьями, следовательно, дети все - измазюканные чернилами. В ореховской школе, понятно, писали все перьевыми ручками, и мне сразу же дали такую. Сказать, что я писала некрасиво - ничего не сказать. Оказывается, писать мне надо было учиться заново. Молоденькая наша учительница Вера Васильевна не только сразу разрешила мне писать авторучкой, но и сделала в нашем классе небольшую революцию, переведя на них всех ребят. (Когда я в 3 классе пошла уже в третью свою школу, то повторилось все то же самое, но женщина-скала Татьтяна Капитоновна была реакционеркой: все остальные продолжали ходить со своими непроливайками).
Ой, что-то отвлеклась я. Так вот, там, в Орехово, я впервые зачитала и даже стала сама себе покупать книги - но об этом позже.
Поскольку у бабушки детской библиотечки дома не было, а в школьной выбирать не давали, а навязывали какие-то тоненькие, "для малышей", я начала страдать.
Где-то перед новым годом я слегла с ветрянкой. Тогда же приехал меня навестить, пробивший командировку в Москву, папа. Он-то и привез мне толстенный том "Сказок Братьев Гримм" - отхватил где-то по случаю. Наверное, в магазине "Дружба", как я сейчас думаю. Вот я лежала, пятнистая, дома и наслаждалась новой книжкой.

Удивляюсь сама, но суперобложка книжки - родная, сохранилась вполне пристойно. Итак - "Сказки братьев Гримм, АРТИЯ, 1963 год с иллюстрациями И.Трнки.




Книжке я была рада ужасно. Единственное, что меня тогда огорчила - нелепые иллюстрации к сказкам художника, фамилию которого язык отказывался произнести. Ну совсем они мне не понравились. Это сейчас я могу рассматривать их, восхищаться, видеть это волшебство и оценить настоящую их сказочность, праздничность, а тогда… Мне казалось, что это ужасно смешно - так рисовать. Я не понимала их и всё-таки была очарована. Вот сейчас могу сформулировать: Трнка показал мне, что на мир можно смотреть и так, рисовать совершенно по-другому, почти карикатурно, смело сочетать цвета - короче, быть свободным и ироничным в изображении.

Мне нравится эта тяжесть книжная, ее толстая бумага, крупный шрифт и огромное количество иллюстраций - и цветных, и чёрно-белых.

Вот - рисунок на форзаце.



Это одна из самых моих любимых иллюстраций к "Красной шапочке".




К этим "Бреминским" я долго привыкала после той лейпцигской раскладушки.




Ну, и еще сказочного-загадочного…






Первая библиотека

        
            Трункатов Т. Приключения Гука. рис. Савина Е. М. Детская литература 1973г. 254с. Второе и последнее издание книги.
Трункатов, Тур - коллективный псевд. Всеволода Михайловича Бельковича (р.1935) и Алексея Владимировича Яблокова (р.1933). Рус. сов. писатели-соавторы и видные ученые-биологи.

            Эта книжка была первой, самостоятельно взятой мною в библиотеке. Сколько мне было тогда лет не помню. Но определенно это было до школы. Малюсенький филиал какой-то детской библиотеки размещался в соседней хрущевке на первом этаже, занимал помещение трехкомнатной квартиры. Одна комната была читальным залом (громко сказано - всего-то несколько столов), вторая - отдел абонемента. Третья комната и "кухня" - служебные помещения.  Записала меня туда мама, увидев, что детские книжки, хранившиеся дома, я уже прочел и стал подбираться к взрослым.
            В наш первый с ней визит я был записан, и под детсадовский вопрос "А кто-о-о у нас первый космона-а-авт? Пра-а-а-а-авильно! Ю-у-у-р-и-и-и-и-й Га-а-а-га-а-а-арин!" библиотекарь вручила мне для прочтения книжку про мальчика Юру, впоследствии прославившем Советский Союз на весь мир. Вот ведь облом! А говорили, что в библиотеке можно самому взять любую -прелюбую книгу! Впрочем, со второго раза, когда я явился в библиотеку один без провожатых, все было как обещали. В абонементе я застал любопытную картину - мальчик (на вид второклассник) просил выдать ему "Тараса Бульбу", а две библиотекарши внимательно рассматривали его, будто экспонат кунст-камеры.
- А может быть возьмешь лучше сказки?
- Нет. "Тараса Бульбу"
- Но почему "Тараса Бульбу"?
- Отец сказал.
- Но она для средней школы, а ты во втором. Ты сам будешь читать или папа?
- Сам. Он верел чтобы я прочитал
- Давай мы тебе дадим Андерсена?
- Нет. "Тараса Бульбу"
- Может быть басни? Хочешь басни? Интересные.
- Отец заругает.  Велел "Тараса Бульбу" прочитать. Сказал, что в школе читал. Что хорошая книга. И что я должен прочитать тоже.
- А учишься ты как? Что у тебя по чтению?
- Когда как.
Видно было, что пацан поскорее хочет отделаться от нудного допроса, взять книжку, показать отцу, чтобы отвязался, и снова бежать во двор гонять мяч или играть в расшибалку. В конечном итоге библиотекари сдались.
Каково же было их удивление, когда к стойке подошел ещё меньший по-возрасту шкет и протянул довольно толстую книгу "Приключения Гука". После того, как я услышал: "Ты глянь! Ещё один!", сердце моё упало... Не дадут! Сейчас будут сказки предлагать!
- Ведь не прочитаешь! 
Помню, что выдали мне её лишь после того как заставили вслух прочесть первый абзац. На третьей строчке я услышал "Молодец!", вывел три первые буквы своей фамилии в формуляре и довольный побежал домой делиться новостями.
Раньше мне читали книжки взрослые. Фрагментами. По главке. Эти же фрагменты, главки я  перечитывал какое-то время спустя. Но именно "Приключения Гука" была той первой книгой, которую прочел САМ от корки до корки и, перевернув последнюю страницу, впервые почувствовал какое-то щемящее чувство пустоты внутри. КНИГА ЗАКОНЧИЛАСЬ. КОНЕЦ!
Захотелось взять другую, новую, нечинанную вновь окунуться в неё с головой. Когда впоследствии , через пару-тройку лет был снят мультфильм "Девочка и дельфин" с замечательной музыкой Эдуарда Артемьева, я искренне верил, что мультик про того самого книжного умницу-дельфина по имени Гук.
merle
  • tomtar

Машенька - Ветреные Косы и мастер Тычка

Иван Панькин "Внук зеленой молнии"
илл. Н.Кочергина и Ю.Ворогушина
"Детская литература" 1969

Панькин_фото Иван Федорович Панькин (1921-1998) пришел в литературу много испытавшим и пережившим человеком. Рано осиротев, Иван Панькин перепробовал много профессий: был цирковым артистом, служил во флоте. Во время войны воевал в морской пехоте, перенес контузию и тяжелое ранение, был награжден орденами Красной звезды, Отечественной войны I степени, боевыми медалями. После войны, став профессиональным писателем, осел в Туле. Писал он всегда о том, что знал и видел сам, не понаслышке. И всегда своеобразно, жизнерадостно, неожиданно. О своем сиротском детстве и беспризорных скитаниях - повесть "Начало одной жизни", в которой есть удивительное, слегка насмешливое описание родной мордовской деревни, поделенной на зареченских тутурок и суходольских швачей, только маленький Ваня - ни то, ни се: мать с одной половины, отец - с другой. А “Внук зеленой молнии” – это легенды о моряках. Лучшая же книга Панькина - сказы о тульских оружейниках. Как-то начальство попросило Ивана Панькина написать историю оружейного завода, а он создал легенды о мастере Тычке - занятные байки о ершистом мужичке-хитроване, которому палец в рот не клади, будь ты хоть сам царь-государь.

Сказы и легенды Панькина издавались не раз, по-отдельности и в сборниках. Книга 1969 года включает в себя матросские сказки и легенды и сказы о тульских мастерах.

Поскольку в электронных библиотеках есть далеко не все из них, позволю себе выложить здесь примерно половину сборника.


Collapse )
1

Фотоколлекция Ивана Билибина


Просматривала в Центральной городской библиотеке г.Омска фонд редкой книги и вдруг заметила, что в толстом томе "Народная словесность" (1908 года ) встречается много фотографий из народного быта, а под ними   часто мелькает подпись: "Из коллекции фотографий И.Я.Билибина". Надо сказать, что том входит в серьезный двухтомник "История русской литературы" (под редакцией приват-доцента Е.В.Аничкова), изданный товариществом И.Д.Сытина. В подготовке этого двухтомника принимали участие А.Блок, С.Городецкий, П.Щеголев и др.
Решила подробнее узнать о фотоколлекции знаменитого художника и о том, как он стал фотографом. К счастью, источник оказался под рукой. Г.В.Голынец и С.В.Голынец в своей монографии "Иван Яковлевич Билибин" (М., 1972)  рассказывают, что коллекция начала создаваться во время поездок на русский Север:
"Мечта о поездке в отдаленные районы русского Севера, сохранившие старинный уклад, возникла у Билибина в процессе работы над акварелями к народным сказкам. Но осуществить ее он смог только летом 1902 года. Вскоре после окончания серии иллюстраций к "Белой уточке" художник совершил путешествие  в Вологодскую губернию... На следующий год, получив задание Русского музея собрать коллекцию предметов художественного ремесла и сделать фотографии памятников деревянного зодчества, Билибин объехал Тотемский, Вельский и Сольвычегодский уезды Вологодской губернии и Шенкурский Архангельской".
Художник воочию увидел, "как эти старинные срубленные церкви прилепились к берегам северных рек...





Collapse )