June 19th, 2011

1

День рождения Александра Георгиевича Траугота. Поздравляем!


В этот день предлагаю вернуться в 60-е годы и побывать в мастерской братьев Траугот.  О своем визите к ним рассказала в журнале "Детская литература" (1968. - № 4. - С.52-53.) Лидия Степановна Кудрявцева.






В МАСТЕРСКОЙ СЕМЬИ ТРАУГОТ

"Три буквы стоят рядом с фамилией Траугот — Г. А. В. Но не для того, чтобы нас заинтриговать или позабавить, не ради эксцентрики пишут художники Александр и Валерий Трауготы еще один инициал. Это имя их отца Георгия Николаевича. Это он приобщил когда-то сыновей к своему ремеслу и вместе с ними, уже немолодой, начал работать в детской книге. Они успели сообща проиллюстрировать «Синюю бороду» Перро и андерсеновскую сказку «Новое платье короля». Отца теперь нет, но все, чему он учил их, — живо. И сыновья ставят его имя первым — Г. А. В.
Поднимаясь по узкой лестнице ленинградского старинного дома, я даже не пыталась угадать, что ждет меня, когда на звонок откроется дверь мастерской. Ведь то, что в книгах сказочное, воображаемое, нереальное — это одно. А будни, ежедневный быт — совсем другое. Удивительно, как мастерская оказалась продолжением книг. Это огромное чердачное помещение могло послужить отличным интерьером для фильмов, скажем, по сказкам Андерсена. Какие-то арки — из картона или фанеры — ведут к книжным полкам, размещенным на верхотуре, самодельная деревянная лестница соединяет антресоли с жилищем. Под самым потолком поблескивают модели шхун и корветов, а перед глазами — натянуты большие и маленькие холсты — портреты, пейзажи.
Здесь работает семья. Мать Вера Павловна Янова — это ее живопись рядом с работами мужа. Скульптор Михаил Войцеховский — его корабли и шхуны и еще затейливые надувные резиновые игрушки. И два брата, книжные графики Александр и Валерий Трауготы. Это семья мастеров, маленький городок умельцев, напомнивший мне какой-нибудь средневековый цех ремесленников, где мастерство передавалось из поколения в поколение, где весь уклад жизни скреплялся семейными и профессиональными традициями.
Трауготы — истинные, коренные ленинградцы, горожане. Но у них свое отношение к городу, свой особый урбанизм: современный лик города неотделим от истории. В их работах город представлен не только в архитектурном пространстве. Город живет для них еще и в четвертом измерении: своим прошлым, настоящим и будущим. Этот свой город мастеров они населяют очень многим, неожиданным...
Трауготы любят цирк, его веселую эксцентрическую правду, его необыкновенных людей. Они иллюстрируют Блока и сказки Андерсена.
Добрый патриархальный Андерсен для них — не только давнее прошлое, не только писатель для семейного чтения после утомительного дня. Трауготы — вдумчивые читатели Андерсена. Им не кажется снисходительным его взгляд: все люди — дети. Так раскрывал перед ними Андерсена еще их отец. Принимая заказы от издательств, Трауготы иллюстрируют то «Камбоджийские сказки», то лирику Шандора Петефи, но Андерсен у них всегда под рукой. Над небольшим сборником его сказок они работали около восьми лет. Была бы их воля, они проиллюстрировали бы каждую строку писателя. И хотя книга еще в производстве и ее художественным редактором был сам В. В. Лебедев, они не считают работу законченной. Ведь Андерсен — это, может быть, пока самое им близкое в детской книге.

Collapse )
1

Три оловянных солдатика братьев Траугот


Этот пост написала для своего журнала в декабре. Думаю, сегодня он будет вполне уместен в сообществе.

"Хочу поделиться своим удивлением. Никогда не думала, что сделаю какие-нибудь открытия, перелистывая давно знакомую сказку Андерсена  с иллюстрациями братьев Траугот. "Стойкий оловянный солдатик" из серии "Мои первые  книжки" есть почти в каждой домашней библиотеке. Интересно, только ли я одна была такой невнимательной?..
Я всегда считала, что "Стойкий оловянный солдатик" 1989 года является простым переизданием книги 1983 года, что изменился только цвет обложки. А недавно положила две книжки рядом и поняла, что это 2 разных издания с разной концепцией!
Посмотрите:

Издание 1983 года:

    

Портреты героев на обложке окружены языками пламени. Ведущая  тема оформления - тема воинской доблести и героической гибели.

Издание 1989 года:

   

Языки пламени убраны, но огонь присутствует в цветовой гамме. Ведущая тема - любви и преданности. И сразу же появляется еще один сквозной мотив - "игры судьбы", который подается через образ игральных карт. Я никогда не интересовалась карточной символикой, но мне объяснили, что пиковый туз в финале - это смерть и печаль (а рядом - погасшая свеча). Похоже, Трауготы разбирались в картах... Может быть, кто-то сумеет расшифровать их картинку на второй странице обложки?..

2-я страница обложки:                                                                   3-я страница обложки:

              

Collapse )
Urchik

Воронкова, Л. Девочка из города. Художник А. Давыдова. М.: Детгиз. 1957 г.


Photobucket
Photobucket
Photobucket
Photobucket
Photobucket


Photobucket
Photobucket
Photobucket
Photobucket
Photobucket
Photobucket


Воронкова, Л. Девочка из города. Художник А. Давыдова. М.: Детгиз. 1957 г. Переплет: твердый (мягкий); 80 страниц; формат: увеличенный
Выразительные и хорошо напечатанные черно-белые рисунки первого иллюстратора этой повести.

Collapse )