March 27th, 2011

1

Неделя детской книги за океаном

Неделю детской книги - главный книжный празник - в нашей стране отмечают почти 70 лет. И редко кто знает, что в Соединенных Штатах Америки такая неделя впервые проведена еще в 1919 году!


Плакат и книжные закладки к Неделе детской книги 1964 года:



    



В 1967 году в журнале "Детская литература" появилась заметка известного переводчика Н.Шерешевской:
"Книгам - ура!", "Новые книги - новые открытия!", "Что лучше хорошей книги?", "В год - по книжной полке", "С книгой - в будущее!", "По книгам - равняйсь!" - и так каждый год. Каждый год - новый лозунг, под которым проходит Неделя детской книги в Соединенных Штатах Америки.
Начиная с 1919 года, первая неделя ноября во всех штатах посвящена этому национальному празднику. В нем принимают участие детские писатели, художники, учителя, библиотекари, издатели, родители и, конечно, дети.
Идея организации этого праздника возникла еще в 1912 году. На одном из съездов книгоиздателей и книготорговцев были даже выбраны особые представители, которым поручили провести обсуждение будущего праздника по всей стране. Помешала первая мировая война.

Collapse )
1

Рыжий кот и оранжевая кошка

Уже много лет на Неделе детской книги я представляю себе, какой интересной может  быть праздничная выставка всего одной книги - "Тайна оранжевой кошки", впервые опубликованной  в чешском журнале "Златый май" в 1966 году.



Правда, книга с таким названием никогда не выходила в нашей стране, мы знакомы только с ее вольным пересказом, в котором кошка стала рыжим котом.

    

 Читатели Советского Союза узнали об этом  произведении в том самом 1966 году, из статьи писателя Зденека Слабы для журнала  "Детская литература".

    

Зденек Слабы был в то время заместителем главного редактора журнала "Златый май" и автором популярной детской книги "Три банана, или Петр на сказочной планете". Именно он - автор идеи веселой детективной сказки об оранжевой кошке Турандот.  И он же привлек к  созданию этого произведения детских писателей из 9-ти стран мира.
Было решено, что дети "от 6 до 106 лет" - как отмечено в подзаголовке - должны с одинаковым увлечением следить за всеми приключениями оранжевой кошки, сына художницы Давида, детектива и его друга, доктора Ясненки, Инки, колдуньи Афросинии, волшебника Подкаретника. Так изначально звали героев, а первыми нарисовал их художник Милош Нолл.
 
Collapse )
1

Неонек из сказочного домика и девочка Моника

Писатель Зденек Слабы написал много книг. Кроме известной повести "Три банана, или Петр на сказочной планете", это  "Девушка из черной башни", "Дашенька и Пумпрлик", "Пан Солнышко", книжка о чародейке "Букукуруруна", но, к сожалению, далеко не все из них вышли в России.
Поэтому интересно познакомиться с небольшой сказкой Зденека Слабы, опубликованной в 9-м номере журнала "Детская литература" за 1967 год.
Писатель экспериментирует. В его произведении, с одной стороны, присутствуют мотивы народных сказок. Например, сказочный домик - сладкий, из тянучек, шоколада и конфет с начинкой. Живут в нем домовой, волшебник, Белая пани и баба-яга.  А в странствиях главный герой  встречается с Солнышком, Месяцем, Облачком и Ветром.
Но, с другой стороны, домовому очень не нравится его имя Абулыжник, и он просит звать его Неонеком (а это слово напоминает нам о свете неоновых ламп, технической новинке 60-х годов).

Но лучше читать сказку, чем ее пересказ. Итак, начнем...

"Давным-давно построили на детской площадке особенный домик и недаром назвали его "Из сказки в сказку".

  

Стены у домика сложили из леденцовых кирпичиков, ступеньки лестниц устроили из засахаренных тянучек. Окна сделали из светлого сливочного шоколада, а крышу - из разных конфет с начинкой. Над входной дверью глазурованным сахаром написали название домика и сделали жердочку. На жердочке уселся домовой со сказочным именем Абулыжник. Но это имя ему не нравилось, он хотел зваться просто Неонеком. А при чем тут Неонек? Такое имя годится только для электрической лампочки! Да ведь Абулыжник светился! Он сиял красным светом, когда радовался, и синим, когда грустил. Бывал он даже и оранжевым, если ему становилось скучно. Но он редко скучал. Когда около домика играли дети, Абулыжник краснел от удовольствия, как спелая-спелая земляника. А вечером, оставшись один, он синел, как воздух в сумерках, только его маленькие глаза светились золотом. И прохожему с улицы казалось, что там, за оградой пустой, сонной детской площадки, притаились две крохотные звездочки.
В Сказочном домике жил-обитал Галибели-волшебник с широкими рукавами, откуда он мог доставать кукол, барабанщиков с почти настоящими барабанами и много очень вкусных кремовых трубочек. Сидела в отдельной комнате Белая пани. Когда-то с вершины древней башни она пугала даже взрослых, которые еще верили в привидения. Но потом башня покосилась от старости, Белая пани упала вниз и вывихнула себе ногу. Она и сейчас хромала немножко. И дети ее боялись тоже немножко. Уютно устроилась в домике баба-яга Адальберта с мудрым котом. Адальберта, наверное, где-нибудь темной ночью занималась своими страшными делами, и кот ей помогал, но в сказочном домике и днем она была безопасна.
Дети вились около сказочного домика, как пчелы около улья. Волшебник Галибели показывал им кукол и барабанщиков, и даже те, кому они пригляделись, терпеливо смотрели, ожидая, пока дело не дойдет до трубочек с кремом. Белая пани рассказывала о старых временах. А баба-яга? Ее и кота побаивались. Но страх был приятный: все равно что смотреть на страшные картинки.
Больше всего любил пугаться бабы-яги Павлик. Так трусил, что в глазах  у него зеленело, но он шел и глядел. К бабе-яге его тянуло как гвоздик к магниту. И во всем, что дальше случилось, Павлик оказался виновным. Да, с него все началось.
Слушайте дальше. Пришел Павлик в сказочный домик, а бабы-яги нет. И она сама вместе с котом, и волшебник Галибели, и Белая пани - все ушли искать подарки друг для друга к празднику. Посидел Павлик, подождал. Скучно. Взял да и отломил кусочек молочного шоколада от окна сказочного домика. Хоть шоколад от времени стал твердый, как сухая корка, а все ж вкусно. Попробовал Павлик крышу из конфет с начинкой, расковырял лестницу. Тянучки стали, как каменные, Павлик жевал, что твой теленок, - жалко изо рта выпустить, сладко.
Прибежала Марженка и стала есть окна одно за другим. Вит явился и сразу закричал: "Это что ж такое! Всем можно, а мне нельзя, что ли?"

Collapse )