donna_benta (donna_benta) wrote in kid_book_museum,
donna_benta
donna_benta
kid_book_museum

Category:

Таруса. Прогулка по дому и саду Паустовского.

И все же начинается лето. Хочется тепла и солнца, неторопливых прогулок и дальних поездок. И кстати будет новая публикация в нашей рубрике "По литературным местам" - с разрешения автора bob_many.

Оригинал взят у bob_many в Таруса. Прогулка по дому и саду Паустовского. часть 1
Часть 1.
Река Ока. Таруса.
Сад и дом нашего любимого писателя, последнего русского, и вовсе не советского, классика - Константина Георгиевича Паустовского и его семьи.
"Повесть о жизни" в 6 книгах Паустовского я перечитываю почти каждый год=))
Иногда читаем фрагменты вечерами на даче, иногда зачитываю большие отрывки маме, но чаще читаю в саду в одиночестве и не перестаю восхищаться - каждый раз что-то новое, под другим углом, ракурсом. ...
И как же я понимаю Марлен Дитрих, которая встала перед Паустовским на колени и поцеловала руку в знак признательности его великого писательского таланта!
У Паустовского, я считаю, мало удачных фотопортретов. На большинстве снимков он выглядит жестоким, угловатым, неприятным человеком.
Но его Домик и Сад, любовно сохраняемые столько лет, передают лучше всего то, чего так не хватает на фотографиях: красоту, пронзительную любовь к миру и Творцу, и душу великого художника слова.=))))

Великий момент: Марлен Дитрих, (по рейтингу American Film Institute входит в двадцатку величайших киноактрис мирового кинематографа) перед Константином Георгиевичем Паустовском на коленях.



А теперь прогулка!
В Тарусе все рядом, рукой подать.
На набережной, на высоком берегу Оки первая встреча - Константин Георгиевич и пес Грозный.





Галина Арбузова в беседе-интервью с Александром Калько : - Это соседский пес Грозный. Хозяйка держала его впроголодь. Украдкой Константин Георгиевич подкармливал животное. Однажды у нас были гости. И тут вваливается соседка с Грозным и со словами: "Заберите эту собаку. Вы ее закормили так, что она перестала лаять. Никакого от нее толку в хозяйстве". Так Грозный стал жить у нас.(с)



Дальше надо пройти от Петропавловского Собора на Оке,



немного вверх по ул. Розы Люксембург ( более нелепого названия для этой улицы невозможно и представить, но раньше она называлась Кладбищенской) и вверх, мимо дома-музея Цветаевых.



До поворота на Пролетарскую улицу, бывшую Безымянную.





И вниз по улочке.

Вид на Безымянную от ворот дома Паустовских:



Заросли Сахалинской гречихи ( лат. Reynoútria sachalinénsis)достают до крыши домика.





Дорожка к дому, к крыльцу.



Половину дома на самой окраине Тарусы была куплена в 1955 году последней женой Паустовского - Татьяной Алексеевной Евтеевой-Арбузовой за 15 000 рублей.
Изначально Татьяна Алексеевна пыталась снять на лето в Тарусе дачу, как и всегда,но подходящего жилья не нашлось.
Когда хозяина спросили почему так дорого он просит за полусгнившую избу (а 15 000 рублей, пусть и дореформенных, большие деньги по тем временам да для такой глухомани!), он ответил, что мол, самое главное- большая плантация сортовой клубники, с которой покупатель может иметь хороший доход.

Вот как вспоминают это друзья писателя.

Николай ОТТЕН. Из книги о К.Г.Паустовском:
..."Сразу после нового, пятьдесят пятого, года я рассказал Константину Георгиевичу, что был у меня молодой режиссер Юрий Борисович Щербаков — сын былой красавицы и знаменитой «босоножки» Инны Чернецкой, которую старшее поколение хорошо помнило, — и с увлечением описывал мне Тарусу, куда мать его с детства возила, — луку Оки, красоту этого классического уголка среднерусской природы, его омуты и затоны, петляющую среди лугов и лесов, узкую, но богатую рыбой Таруску.
Меньше всего я ожидал, что мой рассказ будет иметь такие последствия: уже через несколько дней, в морозное снежное утро мы ехали с Таней Паустовской, полной решимости обосноваться в Тарусе, которую сама она никогда не видела.
Из Серпухова в Тарусу вела немощёная дорога, зимой заваленная снегом, который никто не чистил: при крайней нужде снег пробивали трактором. Через Протву вел хилый мостик, который по весне сносило паводком, и тогда, пока его восстанавливали, машины доезжали до впадения Протвы в Оку, там люди переправлялись с багажом на другой берег в лодках, а оттуда добирались до места как Бог пошлёт. Потом на Протве установили паром, и в очереди на него машины простаивали по три-четыре часа.
Впрочем, в тот день переправа через Протву была для нас далёкой летней мечтой — зимняя реальность, с которой мы столкнулись, была посуровее. Пять километров между деревнями Калиново и Дракино мы преодолевали более шести часов. Наша машина тонула в снегу, её вытаскивал из очередного сугроба бензовоз, который отправлялся дальше, а мы, проехав ещё сотню метров, снова тонули в снегу.
Но дом, в который привез нас Щербаков, был очарователен. Да и городок, полукружием поднимающийся над Окой, — деревянный, узорный, в котором низкорослые дома возникали в обрамлении заснеженных деревьев, был пленительно хорош. Обзор был огромный, почти беспредельный, и ощущение простора и покоя сразу же воцарялось в душе. Я снял на лето дом, в который мы приехали, и не поддался на уговоры уступить его Паустовским. «Тогда уезжайте, — заявила Татьяна мне и Щербакову, — а я останусь и куплю здесь дом». «На какие шиши?» — усомнился я. «Займу, а там разберемся»....(с)

Вот так выглядела эта половина дома от реки Таруски - ни сада, ни деревьев, виден покосившийся забор, огораживающий плантацию клубники.




Увидев приобретение жены, Константин Георгиевич пришел в отчаяние. Он писал своему собрату по перу Слонимскому: "Таня выкинула штуку, купив гнилую избу в Тарусе".(с)

..."Как только стаял снег, Татьяна Паустовская приехала в своё новое владение. Первым делом она, к ужасу своих соседей, перепахала участок, уничтожив самый доходный огород Тарусы, а на его месте посадила деревья, кусты и главным образом цветы. Свою половину дома — три крохотных комнатки, из которых одна была проходная, — она обставила скромно и уютно, а террасу застеклила и переоборудовала в столовую. Вскоре туда перебрался и Константин Георгиевич. И когда, ещё через месяц, в Тарусу приехали мы, Паустовский сиял, утверждая, что ничего лучшего для себя он и вообразить не мог...."

А вот так выглядят Сад и Дом спустя 60 лет=))




Оригинал взят у bob_many в Таруса. Прогулка по дому и саду Паустовского. часть 2

Часть 2. Дом.



Прежде, чем заглянуть в дом к Паустовским, хочется немного рассказать о том периоде их жизни.
И в первую очередь о необыкновенной женщине, актрисе Татьяне Алексеевне Евтеевой-Арбузовой, разделившей последние годы писателя.
Так Константин Георгиевич писал о ней:
"Нежность, единственный мой человек, клянусь жизнью, что такой любви (без хвастовства) не было ещё на свете. Не было и не будет, вся остальная любовь -- чепуха и бред. Пусть спокойно и счастливо бьётся твое сердце, моё сердце! Мы все будем счастливы, все! Я знаю и верю...




Николай ОТТЕН. Из книги о К.Г.Паустовском. Воспоминания о Т.А.Евтеевой:

"Году в сорок восьмом или в сорок девятом однажды утром мне позвонил Шкловский и сообщил: «Вчера Костя Паустовский, не захватив и зубной щётки, бежал из дома к Тане Евтеевой, и я ему помог»
..После сообщения Шкловского о «бегстве» Константина Георгиевича мы вскоре узнали, что он переселился в маленькую узкую комнату на улице Горького — всё, что Татьяна сохранила от своей квартиры после войны.
В этой комнатёнке она жила вместе с матерью и дочкой, Паустовский стал там четвёртым. Шкловский не преувеличивал: Константин Георгиевич ушёл к Татьяне, «не захватив и зубной щётки», оставив квартиру в Лаврушинском переулке, дачу в Переделкине, все свои книги и вещи....(с)

Галина Арбузова, К.Г. и Алёша




Дальше последовал длительный тяжелый период, когда писателя практически не издавали, и в целом семья жила непросто.
В 1948 году Татьяне Алексеевне было 45 лет, Константину Георгиевичу- 56, В 1950 году У них родился сын Алексей.
Константин Георгиевич был тяжело болен - ежедневно, за редким исключением, между 4 и 5 утра у него начинался приступ астмы.
Кроме того писатель с 1961 г. перенес 4 инфаркта - при том уровне медицины это просто невероятно, что Паустовский не умер после первого.
И ещё Константин Георгиевич терял зрение.

Писатель Юрий Павлович Казаков о Паустовском ( сразу вспомнила, по его новелле "Осень в дубовых лесах" режиссер Михаил Калик снял удивительный , трогательный фильм "Любить" с прекрасной музыкой Микаэла Таривердиева):

"Трудно было себе представить более деликатного человека в жизни, чем К.Г. Смеялся он прелестно, застенчиво, глуховато, возле глаз сразу собирались веера морщинок, глаза блестели, всё лицо преображалось, на минуту уходили из него усталость и боль. Он почти не говорил о своих болезнях, а жизнь его в старости была мучительной: инфаркт за инфарктом, постоянно мучившая астма, всё ухудшавшееся зрение".



А Таруса в те годы была лишена всех благ цивилизации - электричество давали на несколько часов вечером, водопровода не было и за водой ходили или на родник или покупали у водовозов.
Дороги не было и летом добирались в основном по Оке. После дождя улицы тонули в грязи.
Даже постоянные магазины отсутствовали - базар по выходным дням.

Таруса, 1961 г . Мост у Полоскальни.



Таруса 2016, мост у Полоскальни.



И в этих условиях Татьяна Алексеевна организовывает строительство, быт, сажает сад и создает тот особенный уютный интерьер дома, который и сегодня восхищает теплотой и простотой.
После насущного ремонта дома, делается теплой терраска и начинается строительство кухни, а над ней кабинета Георгия Константиновича.
Кабинет получился высоким, с шикарным видом на реку Таруску и окрестности.

Сын Алексей у входа в кухню.



Этот же вид сегодня.



Вот так выглядел дом зимой.



Вид на пристроенную часть дома сегодня - терраса, окно кабинета, вход на кухню.



Паустовский был маленького роста, которого весьма стеснялся, а к пожилому возрасту так усох, что походил на гнома=))))

На террасе И.Зданевич (справа) с журналистами в гостях у К.Г. Паустовского. Таруса. 1963г. На диване в центре Константин Георгиевич и Галина Арбузова.



Терраска сегодня. Тот же диванчик.
Видна круглая печь типа "голландка" и вход в кабинет.



Картины Алёши, сына Татьяны Алексеевны и Паустовского.
Алексей Паустовский был одаренным художником, но, к сожалению, трагически погиб в 1976 г. от передозировки наркотиков.



Над лестницей в кухню - портрет Паустовского работы художника Бориса Свешникова.
Свешников вышел из лагеря в 1954 и до реабилитации в 1957 должен был жить за 101 км.
Это первая его работа после лагерей.
По воспоминаниям родных, К.Г. буквально насильно усадил Бориса Петровича, дал ему краски и сказал " Сиди и рисуй"
В результате появился этот портрет, Паустовский в Тарусе в своем кабинете у окна.
Некоторые критикуют эту работу, но на меня она произвела сильное впечатление - легкая, грустная, нежная..

Сейчас вид из окна совсем другой - деревья разрослись.



Окно кабинета из сада.



Кабинет писателя.



По воспоминаниям друзей Татьяна Алексеевна "Любила и умела жить красиво", то есть ей был дарован замечательный талант из самых простых вещей и при самых скромных средствах создавать красоту и уют в любой обстановке.
Так в купленной половине избы, состоящей из двух крохотных комнаток, выходящих в третью проходную, она сделала
розовую спальню "девочек" (площадь комнаты примерно 8 кв. м).



В другой голубую спальню "мальчиков", чуть побольше площадью.



И в проходной комнате, куда выходили эти две комнатки - спальню Паустовского , одеяло из овчины привезли из Болгарии.



Стенгазета 1966 ко дню рождения К.Г.:



Прошу обратить внимание - абажуры на терраске и в комнатах ( как и многое другое) были сделаны Татьяной Алексеевной - из ткани, из ватмана, пропитанного подсолнечным маслом и подходящих деревяшек или плетенок.



«Она была щедра, гостеприимна, безудержна в поступках..»- Николай Оттен (Из книги о К.Г.Паустовском. Воспоминания о Т.А.Евтеевой)



Вот собственно и весь дом. Кухня закрыта для посещений, комнаты можно осматривать только с порога.
Фактически вся часовая экскурсия проходит на террасе и в проходной комнате.
Дом небольшой, уютный, ладный и с особенной теплой атмосферой.
Впечатляет количество изданий произведений Паустовского на разных языках мира, собранных в дом-музее.
Экскурсия в сентябре 2016 : 300 руб с человека + 100 руб за фотосъемку пятница, суббота, воскресение.
И ещё немного про сад расскажу в третьей части.

Фотография с автографом и дарственной надписью Марлен Дитрих у кровати в кабинете Паустовского.




Оригинал взят у bob_many в Сад Паустовских в Тарусе 3 часть.

Часть 3. Сад.

Одно из самых ярких впечатлений от посещения Дом-музея Паустовского в Тарусе - изумительный Сад.
Площадь небольшая, около 25 соток. По краю участка, на высоком берегу реки Таруски, разрослись деревья, посаженные некогда Татьяной Алексеевной.
Сад прекрасно ухожен ( это мы оценили как специалисты=)) Ухаживают за ним два садовника.
Общая планировка и видовой состав сохраняются, с некоторыми изменениями, как при Константине Георгиевиче.
Но Сад не статичный памятник - Сад должен изменяться, расти, цвести и вызывать положительные эмоции=)))
Несмотря на то, что был конец сентября, Сад цвел и благоухал.


Вид на беседку в конце сада, между туей и елью, над рекой Таруской.



Вспоминает актер и режиссер Алексей Владимирович Баталов:

"Самым заметным признаком этого особого уклада жизни, который отличал эту семью от других, были цветы и всякие растения.

Они стояли повсюду. На прогулках деревья, травы, кусты оказывались его давними знакомыми. Он прекрасно разбирался в них, знал их народные и научные названия. У него было много определителей растений.

В Тарусе Константин Георгиевич вставал раньше всех, обходил небольшой сад при доме, внимательно наклоняясь к каждому растению. Затем садился работать. А когда просыпались домашние, то первым делом говорил жене: "А ты знаешь, Таня, настурция сегодня расцвела"…

Настурция на переднем плане и роскошнейшая 1,5 метровая клеома и флоксы на заднем.




В дождевой бочке плавает стеклянный шар - такие шары раньше использовались как поплавки в рыбачьих сетях.



Таруса была выбрана Паустовским за отдаление от железной дороги, за уединенность, за прекрасные места для рыбалки и отсутствие комаров ..
Но совсем скоро уединение прекратилось: преодолевая все невзгоды плохой дороги, приезжали друзья, знакомые, родственники.

Кроме того из лагерей стала возвращаться репрессированная творческая интеллигенция. В Тарусе создается особенная атмосфера.

"Калужская Таруса расположена на 101-м километре от Москвы. По всем статьям глухой приокский городок подошел для разрешения на жительство подальше от столицы людей, с точки зрения ушедших в историю властей, неблагонадежных - прежде всего из числа представителей творческих профессий. После отбытия незаслуженного наказания в Тарусе долгие годы жили Николай Заболоцкий, Ариадна Эфрон, Аркадий Штейнберг... Одно время в знак солидарности с собратьями по духу здесь поселилась Белла Ахмадулина. Под напором нелегких испытаний дороги приводили сюда Иосифа Бродского, Наума Коржавина, Юрия Казакова, Булата Окуджаву... Список людей, ярких, талантливых может быть очень длинным...." ( с) Александр Калько


Об этом периоде подробно интересно рассказывает в своей книге «Таруса – 101-й километр» Татьяна Мельникова.(2-ое издание).

Паустовский хотел уединения и тишины, он прекрасно понимал, времени остается все меньше и меньше, старался использовать его плодотворно.
С утра, пережив очередной приступ астмы, писатель уходил в свою уединенную беседку ( в теплое время года), построенную над высоким, обрывистым берегом Таруски. Когда-то в этом месте была мельница и от неё остались пороги, по которым вода перекатывается с шумом горного ручья=))

Вид на беседку в конце сада, между туей и елью, над рекой Таруской.




Вид от беседки на дом.



Интерьер беседки.



До 10-11 часов К.Г. работал, затем делал перерыв, обходил сад, завтракал с домашними и гостями, участвовал очень активно в общественной жизни.
Как говорят и помнят сами жители Тарусы, Паустовский сделал очень много для развития города:
благодаря его письмам и многочисленным обращениям по инстанциям, в городе наконец провели водопровод ( установили колонки), стало регулярным электроснабжение, появилась асфальтированная дорога и пр.
Совершенно так же, как некогда к Льву Толстому, стали приходить просители от местных жителей с разными просьбами.
Но при этом местные жители оставались все теми же обывателями - несмотря на уважение и славу, кота Паустовских подстрелили прямо на крыше их собственного дома.


Периодически Тарусу и окрестности ещё и подтопляло, несмотря на высокий берег Оки. Сносило мосты, дорогу отрезало.

Наводнение 1908 г.




Наводнение 1970 г.



Конечно, такие масштабные наводнения были редкостью, но дорогу по пути в Тарусу размывало и подтапливало нередко, и это было ещё одним неудобством дачной жизни.
Так что жизнь в Тарусе у К.Г. и его семьи была насыщенной и активной.


Но вернусь к Саду.
К.Г. обожал флоксы за их изумительный аромат. Когда его спросили, почему в его саду нет георгин, он ответил шутливо, мол георгины - это форма, а вот флоксы - это содержание=)))


Чудесные флоксы слева и роскошные розы справа.



Тарусский литератор И. Я. Бодров рассказывал, как поздней осенью К.Г. укрывал на ночь старым плащом цветущий мак, а потом как бы невзначай проводил своих друзей мимо этого алого чуда на фоне пожухлой осенней травы.

Люди снимаются около пышного куста роз - виден масштаб, розы в  рост человека,  около 1,70 м.




Конечно, главным ландшафтным архитектором и садовником, главным устроителем была Татьяна Алексеевна Евтеева-Арбузова.
С её легкой трудолюбивой руки все приживалось и росло в Саду.




Рассказывает старшая дочь, Галина Арбузова:

- ... в качестве саженцев мама использовала, по существу, 25-летние деревья. Представьте, они принялись. Каштан, например, напоминал Киев, магнолия - Ялту и так далее. Новый, 1957 год мы встречали в обновленной избе в Тарусе. С тех пор писатель душой и сердцем прикипел к городку, Оке и быстрой Таруске...." (с)

Насчет 25-летних деревьев, я думаю, тут ошибка , а вот 10-12 летние вполне могли быть.


Тот самый киевский каштан ( Каштан конский\ Aésculus hippocástanum) форма с необычными для наших широт вытянутыми "грушевидными" соплодиями. Сейчас метров под двадцать высотой.



Шикарнейший бересклет , высотой под 8-9 метров.



Круглая клумбочка с бегонией и любимая скамейка за кустами гортензии.



" На галерее в бабушкином доме в Черкассах стояли в зеленых кадках олеандры. Они цвели розовыми цветами. Мне очень нравились сероватые листья олеандров и бледные их цветы. С ними соединялось почему-то представление о море – далеком, теплом, омывающем цветущие олеандрами страны.

Бабушка хорошо выращивала цветы. Зимой у нее в комнате всегда цвели фуксии. Летом в саду, заросшем около заборов лопухом, распускалось столько цветов, что сад казался сплошным букетом. Запах цветов проникал даже в дедушкин мезонин и вытеснял оттуда табачный перегар. Дедушка сердито захлопывал окна. Он говорил, что от этого запаха у него разыгрывается застарелая астма.

Цветы чудились мне тогда живыми существами. Резеда была бедной девушкой в сером заштопанном платье. Только удивительный запах выдавал ее сказочное происхождение. Желтые чайные розы казались молодыми красавицами, потерявшими румянец от злоупотребления чаем.

Клумба с анютиными глазками походила на маскарад. Это были не цветы, а веселые и лукавые цыганки в черных бархатных масках, пестрые танцовщицы – то синие, то лиловые, то желтые.
Маргаритки я не любил. Они напоминали своими розовыми скучными платьицами девочек бабушкиного соседа учителя Циммера. Девочки были безбровые и белобрысые. При каждой встрече они делали книксен, придерживая кисейные юбочки.
Самым интересным цветком был, конечно, портулак – ползучий, пылающий всеми чистыми красками. Вместо листьев у портулака торчали мягкие и сочные иглы. Стоило чуть нажать их, и в лицо брызгал зеленый сок.
Бабушкин сад и все эти цветы с необыкновенной силой действовали на мое воображение. Должно быть, в этом саду и родилось мое пристрастие к путешествиям. В детстве я представлял себе далекую страну, куда непременно поеду, как холмистую равнину, заросшую до горизонта травой и цветами. В них тонули деревни и города. Когда скорые поезда пересекали эту равнину, на стенках вагонов толстым слоем налипала пыльца.
Я рассказал об этом братьям, сестре и маме, но никто меня не хотел понять. В ответ я впервые услышал от старшего брата презрительную кличку «Фантазер»..."(с)
Далекие годы, Паустовский.


Скамейка под туей, рядом с флоксами, циниями и клеомой.



Все в Саду сегодня говорит о том, с какой любовью его лелеют и берегут хранители музея.

Ну а если пройти совсем немного вверх по берегу Таруски, то можно выйти к могиле Паустовского на Старом кладбище.
Когда-то с этого места открывался прекрасный вид, который ныне совсем утрачен из-за разросшихся деревьев.
Простой камень и крест
Паустовского хоронили 17 июля 1968 года. Прощание было в Москве, потом гроб повезли в Тарусу.


... Паустовского Таруса хоронила,
на руках несла, не уронила,
криком не кричала, не металась,
лишь слеза катилась за слезою.
Все ушли, она одна осталась,
и тогда ударила грозою.

Над высокой свежею могилой
застонало небо, гром загрохал,
полыхнуло с яростною силой.
Отпевала Паустовского эпоха...(с) Маргарита Алигер


После похорон разразила великолепная , страшная гроза, Константин Георгиевич очень любил грозы..



Место, где река Таруска впадает в Оку.



Виктор Шкловский: " За голубой рекой синеют и зеленеют леса и поля, описанные Паустовским. Таруса помнит его, о нем рассказывают добрые сказки.
Мне рассказывали здесь, что когда Константин Георгиевич ловил на Оке рыбу, то к нему с берега приплывал черный кот, влезал в лодку и получал от Константина рыбу.
Этот кот никогда ни к кому за рыбой не плавал, и коты в Тарусе плавать не любят...." (с)

Ежегодно в Тарусе, 31 мая в день рождения писателя, проводится Литературный Праздник.

Tags: *Паустовский, по литературным местам
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments