donna_benta (donna_benta) wrote in kid_book_museum,
donna_benta
donna_benta
kid_book_museum

Categories:

Николай Устинов "Про Вениамина Лосина"


Очень радует, что в сообществе начала собираться интересная коллекция книг с иллюстрациями Вениамина Лосина.
Художник Николай Устинов написал в конце 60-х годов статью о Лосине для журнала "Детская литература" (1968. - № 11. - С.38-43.). Предлагаю познакомиться:




"Про Лосина я впервые услышал на первом курсе Суриковского института.
Говорили, что он и еще несколько студентов уже давно выполняют в Детгизе не учебные, а взаправдашние работы, что сейчас они делают    какие-то     необыкновенные дипломы. Дипломная работа Лосина была такая, что мы, первокурсники, рты разинули —  «Три толстяка» Олеши! Это было в 1956 году.
Боюсь назвать цифру работ, выполненных Вениамином Лосиным за эти годы для различных  издательств.  Цифра   большая.   Книги с его рисунками  переиздавались  за рубежом, экспонировались на множестве выставок. Среди художников детской   книги   он занимает одно из ведущих мест. Гайдар, Маршак, Катаев, Носов, Аким, Баумволь, сказки Куприянихи,   Коцюбинского,    болгарские, английские...
Видите ли, у каждого бывают вещи для рисования: любимые, нелюбимые и совсем невозможные. Для меня, например, мука-мученическая нарисовать машину, а станок — вообще трагедия. Не умею рисовать технику, не чувствую ее красоты. А есть художники, которые эти клепаные железки изображают замечательно, вдохновенно даже, и зрителя убедить могут. По-моему,   Лосин  счастливый в том смысле человек, что может рисовать все. Животные? Помните, какие у него олени в книжке «Оськин аргиш», чумы, собаки, нарты — не только аксессуары, но  и поэзия Севера? Правда, он ездил. Рыбы? Пожалуйста — «Синяя варежка» Рахиль Баумволь. Правда, он рыбак. Портрет? По-моему, веснушчатая, откровенно озорная физиономия Мальчиша-Кибальчиша просто прекрасна.


Когда он иллюстрирует историю, оказывается, что камзол и ботфорты ему идут не меньше клетчатой рубашки, а дым сражений плавает вокруг него совершенно естественно. В «Мурзилке» он делал (это протянулось на много номеров, по длительности — больше года) разворотные картинки на темы революционных событий нашей истории. Каждая из них запомнилась, а вместе они составили как бы целую книгу. Тут и Разин, и Пугачев, и декабристы, и 9 января, и Зимний — много  многофигурных, ярких, я бы сказал, по существу лубочных композиций. Лубочных не по форме; Лосин как бы приподнимает изображение, чтоб рассмотреть лучше, театрализует его. Лубок не корреспонденция, не констатация факта, а уже обобщение, уже поэзия.
Нужен был художник, стоящий в современности обеими ногами, но   обладающий знаниями истории и культуры,   чтобы семилетнему читателю,   не   имеющему, естественно, подготовки, в яркой и доступной форме преподнести главное о Разине, главное о декабристах, главное о забастовках и стачках, указать на связь этих замечательных событий, последовательность их, чтобы подвести читателя к нашему времени. Такова задача.
Выбор редакцией художника  оправдал себя. То же самое сказал бы и про гайдаровского «Кибальчиша» (книжку в чем-то неровную, с    выпадающими из общего строя картинками, с не очень удачной обложкой,   но — серьезную), в лучших листах — эпически мощную. Фигур мало, но они   значительны, весомы, белый фон это подчеркивает. Цвета очень яркие, но их немного — три или четыре всего. Цвет активно характеризует персонажи, как в «Окнах РОСТА». Мне кажется, это большая победа. Эту работу не раз отмечали и писали  про нее.
Лосин — активный и очень хороший иллюстратор современной литературы для детей. Недавно я с удовольствием перечитал «Денискины рассказы» Драгунского с его картинками.



Конечно, прекрасный текст. Без единого «детективного» сюжета,— множество рассказов о мальчике, из которых его необыкновенно привлекательный образ вылепляется. Вот и в рисунках: художник дает какие-то сюжетные положения, не перегружая их информацией и остроумными находками литературного плана (как было в «Лесном состязании» Ю. Коринца: текста мало, а уж художник разбушевался,— но там задача другая!). Здесь он предоставляет это автору. А зрительный образ этого самого Дениски, сочиненный художником, существует ненавязчиво тут же, от рисунка к рисунку обогащаясь — параллельно литературному. Вес этих рисунков в книге найден точно. Книжка со скромными черными перовыми рисунками (то ли слово — скромные? Они ведь и скомпонованы, и нарисованы виртуозно, и веселые) получилась по форме очень стройной.
А вот «Зеленая пилюля» Софьи Прокофьевой — вещь по характеру совсем иная, и пропорция «рисунок — текст» тоже другая. Эта сказочная смешная история с острым сюжетом прочитывается единым махом, страницы так и мелькают. У нее тоже острый, выразительный  макет,   очень   динамичные композиции; художник дает почувствовать стремительность событий: тут мальчик большой; туг съел пилюлю и раз! — маленький; тут толпа ринулась в сторону; тут она ошарашена и т. д. Я бы сказал, что у этой книжка темп хорошей мультипликационной картины... И сам герой очень славный. Мне нравится, как Лосин рисует детей — они лохматые, не все у них впопад, «ничто человеческое им не чуждо», но активные и любопытные, как щенки, и очень достоверные. Мне нравится, как он рисует им лица, руки, одежду (она у него тоже делает характер). Рук в карманы и ног в траву он не прячет; что выразительно по природе, он использует...
Особого разговора заслуживает работа Лосина в «Мурзилке», где он является надежнейшим автором и где он тоже рисует все... И каждую картинку, каждую книжку он испекает как блюдо, наполняя ее присущим этому блюду вкусом, особым индивидуальным интересом. А выявить в изображаемом явлении этот самый индивидуальный изобразительный интерес он большой мастер...
Конечно, рисуя разные книжки, он разный, но узнается сразу, и ни на кого не похожий голос его слышен издалека... Мне кажется, что большею частью картины Лосина зиждятся на остром, очень выразительном, необыкновенно активном рисунке. Впрочем, когда он делает какую-то работу в артели с художниками Мониным и Перцовым, они как бы втекают друг в друга. По-моему, так получилось со сказками Барышниковой-Куприянихи. Монин, например, художник большого декоративного дарования, художник состояния, оказал влияние на бурлящего, насыщенного действием Лосина, а сам стал больше упирать на рисунок. Но эта книжка для каждого из них не лучшая...
А как компонует Лосин, как листом распоряжается! И все это органично книжное. Кстати, есть книжка стихов Я. Акима, года 1954, кажется. Рисунки делал А. Бубнов, который, как многие в 40—50-е годы, переносил в книгу целиком приемы станковой живописи. Рисунки Бубнова теперь смотреть скучно — они такие и есть. А маленький рисунок на обложке, сделанный Лосиным, тогда еще студентом, по подходу совсем другой. Две эпохи в книге. Так вот Лосин и  есть  художник современной, радостной, занимательной, энергичной детской книги.
Мне очень симпатична солнечная, жизненная сила его ярких, порою балаганно-пестрых рисунков. Наверное, автор знает и страдания, и муки, но рисунки легкие... За рабочим столом я Лосина не видел — видел лишь готовые вещи, когда он приносит их, горяченькие, в редакцию, или когда уже напечатана книжка или журнал.
Впрочем, давно знающие его люди говорят, что до недавнего времени у него вовсе не было стола. Он начал и достиг очень больших высот, работая на перевернутой табуретке. На другой он сидел, поджав ноги, полуприкрыв глаза и вытянув губы трубочкой — от напряжения. На прекрасном шарже Виктора Чижикова у Лосина вообще нет рта: он лишь теоретически угадывается там, где основание папиросы! Очень похоже.



Дружеский шарж В.Чижикова на Е.Монина, В.Лосина и В.Перцова


Говорит он, как ходит — медленно, величаво. Голос низкий, ленивый,— но, что он говорит, что рассказывает,— передать невозможно, потому что все, что называется, «умирают со смеху». Знает Лосин ужас как много, наизусть может нарисовать что хочешь! Однажды он целый вечер рассказывал об аквариумных рыбах и всех их рисовал. О растениях может говорить часами. Костюмы! Оружие! А уж об охоте — он рыбак, он охотник, был на Карельском перешейке, в астраханских плавнях, на Кавказе... Он бывает душой общества — веселый, колоссально интересный человек...
Сейчас Вениамину Николаевичу Лосину тридцать семь лет. Самый расцвет. Сделано им очень много. Не скажу, что все сделанное им я принимаю безоговорочно. Есть у него и проходные вещи, и сырые по цвету. Все равно художник замечательный".
Tags: Лосин, Устинов, журнал "Детская литература", о художниках
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments