vnu4ka (vnu4ka) wrote in kid_book_museum,
vnu4ka
vnu4ka
kid_book_museum

Category:

Н. Никитич "Андрюша идет в школу"

В нашем сообществе некоторое время назад мы обсуждали замечательную книгу про школу - "Первоклассницу" Е. Шварца. В преддверии начала учебного года хочу сделать снова пост про книгу на школьную тему - одну из моих самых любимых книг в раннем детстве. Поскольку книга сейчас является библиографической редкостью, и вроде как в интернете ее текста нету, то этот пост будет заодно и аноном коллективного чтения книги у меня в журнале. Приглашаю всех желающих - читаем по одной главе.

Итак, Наталия Никитич "Андрюша идет в школу". Государственное учебно-педагогическое издательство Министерства просвещения БССР. Минск, 1958 г. Рисунки О. Богаевской, обложка, титул и форзац Л. Замаха.



Повесть Н. Никитич "Андрюша идет в школу" рассказывает о жизни мальчика Андрюши Лебедева дома и в школе. Родители Андрюши - геологи и большую часть года проводят в экспедициях. Он живет с бабушкой и дедушкой.

Андрюша поступает в школу. Для него начинается новая жизнь, полная интересных впечатлений и открытий.

Не сразу привыкает Андрюша к школьным порядкам, к новым товарищам, к своим обязанностям ученика и дежурного по классу.

Ссоры с озорным Славиком, крепнущая дружба с Витей, шалости и серьезные дела, неудачи и достижения вызывают сложные переживания мальчика, попавшего из ограниченного мира семьи в большой школьный коллектив.

Учительница, коллектив товарищей, новые обязанности помогают Андрюше стать хорошим учеником и крепко полюбить школу.


Эту книгу моя мама получила в подарок на день рождения в 1958 году (маме исполнилось 9 лет) от своей бабушки. Книгу очень любили, много читали - мама, ее младшая сестра Нина. Я в детстве перечла ее бесчисленное количество раз, много раз читали ее и мы с детьми. Мне нравилось бесхитростное, но очень уютное, богатое подробностями, описание детства Андрюши. Нравилось, что живет он, как и я, в Ленинграде, что ему тоже очень хочется иметь собаку, что ему нравится гладенькая твердая обложка букваря (я тоже очень любила, да и сейчас люблю красивые учебники!) и вообще все школьное хозяйство.

Отмечу свои впечатления уже с высоты, так сказать, прошедших лет. Мне и сейчас нравится книга. В ней нет слащавости, почти нет штампов (правда, бабушка всегда либо с корзинкой, либо с банкой варенья...), и повествование живо и правдиво. А главное - масса, просто масса примет времени!

В какой-то момент книга стала разваливаться, и я отдала ее в переплет. Переплели ее мне великолепно, постарался мастер: сохранил любимые картинки с обложки и спинки, сделал тканевую обложку и переклеил форзац и нахзац.







Очень аккуратная работа



Форзацы в книге красивые, стоили стараний мастера! Торжественная советская школа, я такой уже в глаза не видела :)



Титульный лист с именем автора, а точнее, псевдонимом: Наталия Никитич



Об авторе мне удалось найти в сети немногое:

Наталия Никитич (настоящие имя и фамилия – Никитюк Наталья Афанасьевна). Родилась в Киеве в 1901 г. Окончила драматическую школу, училась в Киевском институте народного хозяйства. До 1928 г. – актриса в театрах городов Киева, Ленинграда, с 1929 – детский писатель. Первая повесть «Случай в коммуне» (1929). Бывала на Кольском полуострове, о котором написала книгу для детей «На новых местах». В книге описала историю края, его освоение, строительство новых городов (Мончегорск, Кировск), приезд С.М. Кирова и др. Умерла в Ленинграде в 1974 г.

Замечательные рисунки к книге выполнила Ольга Борисовна Богаевская, художница, творчество которой было посвящено детству и простой мирной жизни.

О. Богаевская. Утро, 1954.



Ольга Борисовна Богаевская родилась 25 октября 1915 года в Петрограде в семье учёного-археолога и историка искусств. В 1934 году поступила на живописное отделение Ленинградского института живописи, скульптуры и архитектуры. В 1940 году оканчивает институт по мастерской Александра Осмёркина с присвоением звания художника живописи, и в том же году вышла замуж за сокурсника — художника Глеба Савинова. Их счастливый семейный и творческий союз продлился шестьдесят лет. В 1940—1941 годах преподавала живопись в Средней художественной школе при Ленинградском институте живописи, скульптуры и архитектуры имени И. Е. Репина. Постоянная участница выставок ленинградских художников с конца 1940-х годов. Талантливый колорист. Ведущие темы творчества — детский портрет, натюрморт в интерьере и экстерьере.

Ольга Борисовна скончалась 30 ноября 2000 года в Санкт-Петербурге на восемьдесят шестом году жизни. Её произведения находятся в Государственном Русском музее в Петербурге, в Государственной Третьяковской галерее в Москве, в музеях и частных собраниях в России, Испании, Финляндии, КНР, Японии, Великобритании, Франции и других странах.

В "Андрюше" черно-белые рисунки:



В книге три части, и начало первой главы каждой части отмечено буквицей - но не привычной нам витиеватой буквицей, а в советском стиле:







И семейная часть поста. Как я написала выше, эту книгу моя мама получила в подарок на день рождения в 1958 году от своей бабушки, т.е. моей прабабушки Фени (Фейги Леи). Книгу к дню рождения прислали из Львова в Краснодар. На книге дарственная надпись:



Книга в семье считалась самым хорошим подарком, и на день рождения, и по любым поводам - вступление в пионеры, в комсомол и т.д. Дома накрывали стол, пекли пирог и дарили подарок (на вступление в пионеры мама получила книгу "Жизнь Ленина").

Фотография мамы, ее младшей сестры Нины, и их дедушки Васи и бабушки Фени. Это 1956 год, Львов, Стрийский парк.



Две коротенькие главы из книги:

Привет новичкам!

Перед Андрюшей большой светло-зелёный дом. Весело поблёскивают на солнце три ряда одинаковых окон. Это школа.

Дедушка с внуком входят во двор. Да это не двор, а настоящий сад! Деревья, кусты, посыпанные песком дорожки. Посредине клумбы — большая звезда из розовых цветов.

Над высокой дверью школы красное полотнище. На нём белые буквы. Андрюша нашёл: «о», «а», «т», «и», «м» — и обрадовался. А букву «с», как ни искал, найти не мог. Андрюша знает только эти шесть букв.

— Что там написано? — спросил он.

— «Добро пожаловать! Привет новичкам!» — прочёл дедушка и объяснил: — Это тебя так встречают.

Ещё в прошлом году никто в школе не знал, что есть на свете мальчик, по имени Андрюша, по фамилии Лебедев, а сейчас в первом классе для него приготовлено место! Его здесь ждут.

— Боишься? — дедушка улыбнулся.

— Нет! — Андрюша решительно тряхнул головой и смело вошёл в дверь школы.

Сколько здесь мальчиков! И с каждым — мама, папа, бабушка или дедушка.

Народу собралось много, но тихо. Все такие важные, такие праздничные!..

Андрюша смотрит по сторонам. Рядом с ним стоит мальчик в коротких штанишках с клетчатыми резинками на чулках. Вдруг к нему подошла какая-то невысокая женщина в синем костюме.

Мальчик испуганно попятился, а Андрюша тем временем разглядел в чёрных волосах этой женщины седую пушистую прядку над лбом.

«Почему у неё все волосы чёрные, а посредине белая полоска?» — задумался он.

В это время женщина поставила мальчика с клетчатыми резинками в ряд с другими новичками и отошла. В руке у неё карандаш и бумага. Андрюша видит, что не только мальчики, но и большие — все её слушаются.

«Она здесь распоряжается!» — подумал Андрюша и потянулся к дедушкиному уху:

— Кто это?

— Твоя учительница.

Только успел дедушка шепнуть это, как учительница подошла к Андрюше, положила ему руку на голову и, заглянув в лицо, спросила:

— Как тебя зовут?

— Андрюша, — ответил он испуганно.

— Пойдём, Андрюша, — ласково сказала она и взяла его за руку. Учительница немолодая, — не такая, как например мама, но голос у неё совсем молодой и лицо весёлое.

Хотя она Андрюше и понравилась, всё-таки он неохотно оставляет дедушкину руку. И сердце у него стучит сильно-сильно.

Андрюша поднимает глаза на учительницу и вдруг замечает у неё на груди орден... Совсем такой, как у дедушкиного товарища! Андрюша даже рисовал его в прошлом году. Это орден Ленина.

Учительница поставила Андрюшу за мальчиком с клетчатыми резинками и сказала:

— Стой здесь.

Андрюше очень хочется посмотреть на дедушку. Но если мальчики стоят смирно, — значит, и он должен стоять смирно.

Новичков поставили в ряд одного за другим. Заиграла фанфара. Забил барабан. Два больших мальчика в белых рубашках, с красными галстуками, бережно вынесли бархатное знамя с золотыми кистями.

Стало тихо и торжественно.

В эту минуту учительница подняла руку и объявила:

— Ребята, сейчас будет говорить Татьяна Васильевна — директор кашей школы.

Вышла женщина, про которую Андрюша никогда бы не подумал, что она директор, — невысокая, полная, в очках.

— Сегодня вы пришли в дом, куда будете приходить десять лет, — негромко начала Татьяна Васильевна. — Это не простой дом, это школа. Здесь вы будете учиться.

Вы научитесь читать, писать, решать задачи.

А потом вы узнаете: отчего ночью темно, почему солнце не падает с неба, как устроено кино и кто придумал радио.

Узнаете о том, как великий русский народ защищал свою землю.

Видите, у знамени стоят мальчики с красными галстуками. Это пионеры. Когда вы перейдёте в третий класс, — вас примут в пионеры и вы тоже будете носить красные галстуки.

Пройдёт семь лет, и вы станете комсомольцами.

А когда пройдёт десять лет, — вы окончите школу.


Тут Татьяна Васильевна оглянулась и позвала:

— Володя, подойди ко мне!

К директору подошёл высокий молодой человек. Татьяна Васильевна была ему по плечо.

— Мальчики, это наш Володя Нестеров! — сказала Татьяна Васильевна. — В этом году Володя окончил десятый класс. За то, что он всегда очень хорошо учился, мы дали ему награду — золотую медаль. Вся наша школа гордится им.

Сейчас Володя Нестеров поступил в институт. Там его научат строить корабли.

Вы, мальчики, тоже окончите школу и станете кто кем захочет: кораблестроителями, лётчиками, сталеварами, моряками... Учитесь хорошо, и тогда мы вами тоже будем гордиться, как сейчас гордимся Володей Нестеровым...

Андрюша во все глаза смотрел на Володю, но тот отошёл. На его месте стоял уже другой, высокий ученик. В руках у него были цветы. Учительница объяснила, что это ученик самого старшего класса.

Десятиклассник поздравил новичков с приходом в школу, потом вдруг подошёл к Андрюше и протянул ему букет. Андрюша немножко испугался, даже отступил, но всё-таки взял цветы, потому что все стали шептать: «Бери, бери!»

— Сейчас мы пойдём в наш класс, — объявила учительница.

Андрюша смотрел на неё с любопытством. Только теперь он заметил, как много у неё морщинок около глаз: даже больше, чем у бабушки. Но учительница повернулась, взяла за руку первого в цепочке новичка, и рассматривать её было уже нельзя. Они вместе зашагали по лестнице.

Вся цепочка тоже двинулась по лестнице. Цепочка была неровная, потому что каждый шёл, как умел. Одни мальчики держались за перила, другие, взбираясь на следующую ступеньку, хватались за стену, третьи шли, глядя только себе под ноги. Андрюша правой рукой держался за перила, а в левой нёс сумку и цветы.

Вдруг кто-то наступил ему на пятку. Он оглянулся и увидел мальчика с чёрной чёлкой. Тот сощурил глаза, оттопырил нижнюю губу и стал вытягивать белую астру из букета. Андрюша покрепче прижал к себе цветы и отвернулся: противно было смотреть на такого кривляку и приставалу.

Учительница остановила всех на первой площадке лестницы, чтобы что-то сказать. Мальчик с чёлкой стал нарочно дышать Андрюше в ухо, а потом исподтишка хихикать.

Пришлось Андрюше прижать ухо к плечу, потому что руки были заняты. Учительница объясняла, как надо ходить по лестнице, а этот мальчишка с чёлкой всё время лез к Андрюше и мешал ему слушать. Когда они стали подниматься по ступенькам, он ткнул Андрюшу сумкой в спину.

— Ты чего? — спросил Андрюша вполголоса, но сердито.

— «Ты чего?» — передразнил тот, с чёлкой, и показал язык. Учительница повела мальчиков в коридор.

Вот так коридор! Андрюша никогда ещё не видал такого — широкий, длинный, совсем как улица. По одной стороне его окна, по другой — двери. В самом конце тоже дверь, но она так далеко, что кажется игрушечной.

Они двинулись по этой школьной улице. Первоклассники шли, стараясь ступать только на носки, потому что так ступала их учительница. И так ступал каждый мальчик, который шёл впереди...

Первые палочки</b>

На втором уроке Нина Ивановна стала раскладывать по партам листы чистой бумаги. Один из них лёг и перед Андрюшей.

Он сразу заметил косые линейки и три ровные палочки, написанные карандашом в верхнем левом углу.

— Сегодня, ребята, мы начинаем писать! — объявила Нина Ивановна. — Прежде всего будем писать палочки!

Сказала она эти слова самым обыкновенным голосом, но Андрюша сразу почувствовал, к какому важному делу они приступают. Первый раз писать по-настоящему!

Нина Ивановна взяла мел и на доске поверх красной линейки провела белую палочку, рядом вторую, третью — все они немного склонялись на правый бок.

— Палочки писать легко, — шепнул Андрюша Вите. — Видишь, как скоро пишет Нина Ивановна? Раз-раз, раз-раз...

— Чудак ты! Так ведь то Нина Ивановна — учительница!

Но Андрюша не слушал Витю. Он держал ручку наготове и думал только об одном: сейчас он напишет столько палочек, что ему и листка этого не хватит!

Вдруг он посмотрел на чернильницу:

— А чернил-то нет... Куда же макать? — повернулся он к Вите.

— Никуда. Пиши карандашом. Когда наша Вера была в первом классе, она тоже сначала писала карандашом.

И мальчики взяли карандаши.

Оказалось, что правильно держать карандаш вовсе не так просто. Учительнице пришлось каждому ученику показать это отдельно.

Наконец Нина Ивановна разрешила всему классу приниматься за работу.

Андрюша взялся за дело с жаром.

Учительница быстро писала палочки на доске, но Андрюша писал ещё скорее. Раз! Раз! Раз! Раз!

«Ну, это совсем нетрудно», — подумал он и заглянул в Витину работу.

— У, ты только вторую пишешь? А у меня уже вон сколько! — похвастался Андрюша.

Витя не торопясь дописал вторую палочку, заглянул в Андрюшин листок и поморщился:

- Так ведь они же у тебя кривые!

Андрюша надул губы и посмотрел исподлобья:

- Нина Ивановна, разве у меня палочки кривые?

- А разве ты не видишь сам? Зачем ты так торопишься?

Андрюша присмотрелся к своим палочкам и увидел: эта изогнулась, как коромысло; та извивалась, как змея, да ещё так падала на правый бок, что было бы неплохо подставить ей подпорку. Хоть бы одна была здесь похожа на Витину!

Андрюша решил выпрямить свои палочки и уже схватил карандаш, но Нина Ивановна задержала его руку.

— Не поправляй, а пиши новые, — сказала она.

Андрюша стал писать палочку совсем, совсем медленно. Стараться так уж стараться! Она получилась тонкая, как волосинка, и опять неровная.

— Не выходит! — вздохнул Андрюша.

— А ты не так держишь карандаш! — заметила Нина Ивановна. — Он у тебя вбок смотрит, а надо, чтобы неотточенный конец карандаша смотрел в плечо.

Андрюша принялся за новую палочку. Теперь он очень внимательно следил за карандашом.

Эта получилась сломанная посередине. Следующая — кривая и чересчур длинная — перешла за нижнюю линейку.

Андрюше стало жарко.

— Карандаш держу правильно, а палочки вон какие! — пожаловался он.

— А ты пиши медленнее и не забывай, где должны быть локти! — подсказала Нина Ивановна.

Андрюша положил локти на парту и снова принялся писать. Лоб у него стал мокрый, нос тоже, а язык забрался на верхнюю губу.

Андрюша очень старался, а палочка всё-таки получилась тоненькая, несчастненькая. Какой-то заморыш, а не палочка!

— Нина Ивановна, наверно, у Вити карандаш хороший, а у меня плохой, — пожаловался он.

— Дай свой карандаш Андрюше, — попросила Витю учительница.

Мальчики поменялись карандашами.

Андрюша написал палочку Витиным карандашом, посмотрел на неё и сердито подумал: «Почему у Витьки хорошо, а у меня плохо? Я тоже хочу хорошо!»

Каждая следующая палочка получалась у него всё хуже и хуже. Андрюша заметил это и заплакал, так громко заплакал, что услышала учительница.

Она тотчас же подошла к нему, но не стала утешать, — присела на край скамейки рядом с Андрюшей, взяла его руку в свою, и они начали писать вместе.

Андрюша повеселел, и слёзы высохли.

— Теперь пиши один. Старайся и не торопись — у тебя прекрасно получится, — уверенно сказала Нина Ивановна.

Андрюша выпрямился, положил локти на парту, посмотрел на карандаш и решительно принялся за новую палочку.

Эту он написал хуже той, что выводили они вместе с Ниной Ивановной, но ровнее всех прежних.

— Вот видишь, не торопился — и сразу получилось лучше, — сказала учительница.

Андрюша и сам это заметил; потому-то он и стал смелее ставить карандаш на бумагу, смелее нажимать на него.

— А вот эта совсем хорошая! — через несколько минут громко похвалила его Нина Ивановна.

Андрюша ужасно обрадовался: учительница довольна им... Он писал и писал — старательно, с удовольствием... «Как интересно писать палочки!»

* * *



У ворот своего дома Андрюша увидел тётю Дуню. В белом фартуке, с красной повязкой на рукаве, сидела она на скамейке и читала газету.

Андрюше не терпелось показать ей книжку, по которой все люди учатся читать, а главное — ещё разок посмотреть на неё самому. Он присел на корточки, достал из сумки букварь и гордо протянул его тёте Дуне:

— Смотрите, какой у меня букварь!

Не успел Андрюша спрятать его в сумку, как перед домом появилась девочка с портфелем. Это была Катя из шестьдесят третьей квартиры. На ней было коричневое платье и такие же коричневые банты в коротких косичках.

— А мы сегодня палочки писали! — сообщила Катя.

— И мы тоже! — откликнулся Андрюша. — Меня учительница похвалила!

Он вынул из сумки карандаш, подошёл к двери парадной лестницы и стал на ней выводить палочку. Но на двери писать было неудобно, да ещё чёрным по коричневому — ничего не видно. А ему так хотелось удивить Катю!

— Ни-че-го не вид-но! Ни-че-го не вид-но! — весело запела Катя, но потом всё-таки пригляделась к Андрюшиной работе: —Ой, какие кривые! — насмешливо сказала она. — Вот я сейчас напишу!

Она достала карандаш и ну писать на двери.

— У тебя тоже кривые и тоже ничего не видно! - торжествовал Андрюша.

— Правда, — кивнула Катя. — Давай-ка лучше мелом писать! — Она вынула из кармана кусочек мела и разломала его надвое.

Оба первоклассника стали писать мелом палочки на дверях. Андрюша выводил их на правой половине двери, а Катя — на левой.

— У меня ровнее твоих получаются! А если бы ты видела, какие у меня в классе были! — Андрюша даже прищёлкнул языком.

Они так увлеклись, что не заметили, как сзади кто-то подошёл к ним.

— Это что же такое?! — раздался сердитый мужской голос. Андрюша оглянулся и опустил руку.

За его спиной стоял управляющий домом, Иван Петрович.

— Это... палочки... — испуганно сказал Андрюша. — Нас сегодня учили писать палочки...

— Разве вас учили писать палочки на дверях? — сурово спросил Иван Петрович. — Вот пойдём сейчас к вашим учительницам...

— Зачем?! Я сейчас сотру. Это ведь стирается! — пролепетал Андрюша.

— И у меня тоже стирается, — несмело подтвердила Катя.

— Чтобы через пять минут дверь была чистая! — приказал Иван Петрович.

Андрюша с Катей помчались к тёте Дуне. Они вернулись с тряпками и сразу стали вытирать дверь: каждый свою половинку. А Иван Петрович в это время сидел под деревом на скамейке, курил трубку и наблюдал за их работой.

* * *


Андрюша ещё в прихожей закричал:

— Бабушка, нам книжки дали! Нам по картинкам рассказывать задали! Посмотри, как интересно! — и показал букварь.

В комнате он снял с полки все свои книги. Только рядом с букварём поблёкли даже любимые книги, как «Русские сказки», «Доктор Айболит», «Чук и Гек»...

А в букваре всё радовало Андрюшу. Ему нравилось, что там много страниц и они как-то по-новому шелестят; ему приятно было, что они такие гладенькие. Букварь даже пахнет по-особенному. Но самое главное — в нём все страницы ещё не читанные!

— Бабушка, я уже читать научился! — прихвастнул Андрюша и притворился, будто он и вправду читает: — На этой картинке нарисованы четыре мальчика. Они идут в школу. Самый маленький мальчик идёт в школу первый раз...

— Ишь, какой герой: второй только день в школу ходишь и уже читать научился! — сказала бабушка. — Эх ты, врунишка!

— Чего же ты сердишься?! Бабушка, давай играть в школу!

Бабушка замахала руками. Она, может, и поиграла бы, да некогда: мясо ещё не смолото, а дедушка вот-вот придёт обедать. Тут Андрюша вспомнил о Юрике.

— А сегодня уже можно, чтобы Юрик пришёл? — спросил он весело. Лицо у бабушки сразу сделалось недовольное:

— Нет, он не придёт ни сегодня, ни завтра. Про Юрика забудь! — ответила она решительно.

И весёлого настроения у Андрюши, как не бывало.

* * *

Всех с днем знаний!
Tags: *Н (писатели), Богаевская, книги 50-х гг. ХХ в., тема: школа
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments