tomtar (tomtar) wrote in kid_book_museum,
tomtar
tomtar
kid_book_museum

Categories:

Тайная схватка

Г.Матвеев "Тайная схватка
Л.: Детгиз 1948
илл.Н.Кочергина

cover2


Это вторая книга из приключенческой трилогии, известной под названием "Тарантул". Первая повесть, "Зеленые цепочки", у нас не сохранилась. Но оформлены обе книги, выпущенные вскоре после войны ленинградским отделением Детгиза, были в одном стиле: мягкая зеленоватая обложка, слегка уменьшенный формат, рыхлая газетная бумага, рисунки Николая Кочергина.




"Тарантул" рассказывает о подростках, помогающих советским разведчикам выловить группу фашистских агентов, действовавших в блокадном Ленинграде. Действие книг, входящих в трилогию, приходится на начало осени каждого из трех блокадных лет. Все три повести следуют одной схеме: в завязке бдительные горожане передают в контрразведку подозрительные предметы, свидетельствующие о деятельности вражеских резидентов. Для раскрытия планируемых операций чекисты прибегают к помощи группы подростков. Ребятам отводится роль наблюдателей, однако случай нередко помогает им сыграть важную роль в предотвращении диверсий.

на крыше В тексте никак не мотивируется, отчего майор государственной безопасности "дядя Ваня" из сотен ленинградских подростков выбрал Мишу и его друзей. Разве что с первого взгляда прикипел к ним всем сердцем. Автор торопится перейти к более важным вещам:
"Оказывается, в Ленинград проникло много врагов. Во время воздушных налетов они пускают ракеты, указывая противнику военные объекты. Они готовятся к диверсиям, распространяют всевозможные слухи и всячески подрывают оборону города. Главное - ракетчики. Их нужно быстро выловить. Если бы Мишка собрал группу надежных ребят и установил посты на разных улицах в своем районе, то они могли бы заметить человека, пустившего ракету."

Ребята помогают разведчикам выявить шпионско-диверсантскую цепочку. Параллельно сотрудники госбезопасности выясняют, что план диверсии врага сводился к тому, что в назначенное время в городе будут взорваны несколько крупнейших хранилищ аммиака. Возникшая паника послужит прикрытием решающему немецкому наступлению на город. Советским разведчикам удается сорвать немецкий план. Однако предстоит еще выявить опытнейшего вражеского агента, руководителя и организатора диверсионной сети - Тарантула. И тут опять потребуется помощь Мишиной команды.

Первая повесть, "Зеленые цепочки", вышла по горячим следам военных событий - в 1945 году. Совершенно очевидно она задумывалась как самостоятельное законченное произведение, но мгновенный успех книги заставил автора снова обратиться к героям, так полюбившимся юным читателям. В 1948 году выходит "Тайная схватка", финальные строки которой обещают продолжение приключений Миши Алексеева и его друзей.










 

 

 


Но ждать выхода заключительной части, давшей название всей трилогии, пришлось почти 10 лет. "Тарантул" вышел в 1957 году, сразу отдельным изданием и в популярнейшей серии "Библиотека приключений".

  



С тех пор трилогия достаточно регулярно переиздавалась, а в 1970 году по мотивам двух первых частей был снят фильм "Зеленые цепочки". Надо сказать, фильм гораздо убедительнее объясняет участие подростков в рискованных разведоперациях. Да и вообще, мне кажется, экранизация получилась гораздо удачнее самой книги.

Как это нередко случается, продолжения значительно уступают первой части. Но, честно говоря, у меня и первая-то повесть не вызывает восторгов. Мне кажется, "Тарантул" - довольно прямолинейная и местами откровенно плохо написанная книга. Сюжет без затей следует сухой схеме советского шпионского детектива "хорошие разведчики и плохие шпионы". О психологизме, эволюции характеров речь не идет, схематичные и однозначно "черно-белые" герои не выходят за рамки распространенных литературных штампов. Врагов автор уверенно находит среди обрусевших немцев, граждан "из бывших" и уголовников. Они, конечно же, циничны, корыстны и заведомо аморальны.
- Здесь, кажется, немцы живут?
- Да. Много немцев. Раньше здесь была немецкая колония.
- Вы их не боитесь?
- А чего бояться? Мы с ними никаких дел не имеем. Они сами по себе, мы сами по себе. Они живут очень замкнуто и мало кого к себе пускают.<...>
- А как эти... ваши соседи себя чувствуют? - спросил Бураков. - У них ведь сложное положение. С одной стороны, они советские граждане, а с другой - немцы... Наверно, сочувствуют?
- Не знаю. Молчат они...


Молчат, как выясняется, не зря: они и активно вовлекаемые ими в шпионскую паутину идейно неустойчивые "попутчики" образуют пятую колонну, готовую уничтожить город.

Шпионам, диверсантам и их прихвостням противостоит проницательный и сдержанный майор госбезопасности с полным набором ожидаемых качеств: "приветливая улыбка, доброе выражение глаз, седые виски". С прочими положительными героями тоже никаких неожиданностей. Все как полагается: честные и преданные сыны трудового народа. Довершает безрадостную картину суконный, безжизненный язык. Герои то и дело переходят на пропагандисткие лозунги

- Когда-нибудь так и будет, - сказал Бураков. - Люди уничтожат военные корабли, пушки, пулеметы и трудом и наукой создадут на земле новую, большую жизнь.
- Когда же это будет? - спросил Миша, выжидающе смотря на Буракова.
- Когда уничтожат капитализм.

- Нет, Миша! - твердо сказал Николай Васильевич. - Как раз в трудностях и вырастает настоящий человек! Главное в человеке - твердость и честность. И труд! Труд, Миша, самая великая сила, которая делает человека человеком... Лодыри никогда не бывают настоящими людьми...

- Справимся. Конечно, справимся, - убежденно сказала старушка. - Силы России никем не измерены и не могут быть измерены. Они безграничны. Если бы враги не напали на нас так коварно, все бы иначе было...

- Не будем торговаться, - строго сказал Иван Васильевич, - у вас два пути. Продолжать запираться и этим поставить себя в ряды самых презренных преступников. Второй путь - правда. Чистосердечным признанием и полной правдой вы искупите часть своей вины. Суд это примет во внимание.


Особенно отличается этим вторая повесть, в которой к тому же щедро рассыпаны пассажи, заставляющие вспомнить сентиментально-дидактические романы начала века:
"В тяжелые дни первой блокадной зимы он нашел себе покровителя, Николая Васильевича, принявшего участие в судьбе умного, смелого мальчика. Миша ценил внимание этого образованного человека и под его руководством упорно учился.

Популярность трилогии, мне кажется, объясняется в первую очередь еще не сгладившейся остротой переживаний военных лет и дефицитом подростковой приключенческой литературы. Герои книги были близки и, наверное, необходимы мальчишкам тех лет. К тому же при всех недостатках книги поведение подростков в ней описано довольно убедительно и правдоподобно, а некоторые эпизоды, особенно в первой части, просто хороши: в разбомбленном подвале, на огородах или с захваченным ракетчиком, которому один из ребят отвешивает пару размашистых оплеух. Да, бить пленного положительным героям как-то не подобает, зато для озлобленного дракой мальчишки такое поведение вполне естественно.

Наверное, многие замечали сходство "Тарантула" с вышедшей несколько позже трилогией Рыбакова. В обеих книгах главные герои - трое друзей-мальчишек, помогающие чекистам разоблачить вражеские планы. Типажи тоже довольно похожи, и даже имя главного героя - Миша - совпадает. Правда, "Кортик" и "Бронзовая птица" - типичные подростковые приключенческие романы, в которых развязка наступает исключительно благодаря отваге и решительности юных героев. Матвеев более реалистичен: Миша, Степка и Васька отнюдь не подменяют профессионалов, призванных стоять на страже безопасности родины. Более того, мальчишеская "самодеятельность" не раз мешает работе опытных оперативников. Взрослые, прекрасно осознавая всю сложность и опасность своей работы, стараются уберечь ребят, отводя им полезную, но достаточно скромную роль в "тайной схватке": "это не игра в Пинкертонов, Миша, а борьба не на жизнь, а на смерть."

Интересно, как меняется от части к части авторское отношение к героям. Центральными персонажами в первой повести практически равноправно выступают Миша и Степка. Васька появляется всего лишь в нескольких небольших, хотя и запоминающихся эпизодах. Во второй повести Степа с Васькой полностью отходят на второй план, и Миша, по сути, остается единственным героем. В третьей части к Мише добавляется его знакомая девочка Лена, с которой ему предстоит выполнить ответственное задание контрразведки: выдать себя за детей человека, у которого планирует найти убежище Тарантул. Степа появляется во второстепенных эпизодах, а о Ваське автор бегло вспоминает уже в конце, по-видимому только для того, чтобы предупредить ожидаемые читательские вопросы. Между тем непосредственный и бесшабашный Васька - самый удачный образ в книге, особенно на фоне невыразительного Степки и абсолютно картонного Миши.

Хотя шпионско-диверсантские коллизии разворачиваются в осажденном Ленинграде, Матвеев крайне сдержан в описании обстановки в городе. Страшных подробностей первой блокадной зимы автор подчеркнуто избегает. Официальный запрет на откровенное описание ленинградской блокады вступил в силу позже, но, возможно, сработал "внутренний цензор". А может, все на самом деле проще: первым читателям книги не нужно было разъяснять, что стоит за скупыми фразами:

Третий номер трамвая шел по Международному проспекту и немного не доходил до переднего края

- Мы на улице Стачек жили. Знаешь? - ответила она.<...>
- А куда ты едешь?
- На Выборгскую сторону...
- От немцев уходите?
- Да. У нас, наверно, бой будет... Там стреляют.

На углу еще стонали раненые; мертвых относили в сторону, пожарники возились с дымящимся, разбитым вагоном, дворники торопливо сметали стекла, а между тем девушка-милиционер, стряхивая приставшую пыль, взмахнула палочкой, и снова тронулись трамваи, заспешили пешеходы.

- В вашем доме много жильцов?
- По сравнению с прежним - десять процентов. В голодную зиму перемерли, выехали, разбомбило.

Они стали ходить по рынку. Детских вещей было много, и цены на них невысокие.

Кошка в детском саду произвела переполох. Даже повариха и судомойка прибежали в канцелярию посмотреть и погладить редкое в дни блокады для Ленинграда животное.

- В прошлом году, помнишь, я тоже в подвале сидел, когда нас бомбой завалило. Воды по колено, думали - утонем; мертвецы кругом, а все-таки много живых людей было...

Ленька опытным глазом сразу нашел жертву - невысокого роста старую женщину. Он неплохо разбирался в поведении людей у прилавка. Он знал, что, когда дойдет до нее очередь, она заторопится, вытащит заранее приготовленные карточки и обязательно перепутает их. Разобравшись сунет ненужные в карман и с напряженным вниманием будет следить, какие талоны ей вырежут, а потом уставится на стрелку весов. В это время и действуют воры.

На кровати действительно кто-то лежал, но был ли это Васька - неизвестно. Две дырки для глаз, узкая щель вместо рта. Все остальное забинтовано, и даже нос можно было угадывать только по выпуклости.

Памятник юным защитникам Ленинграда Три снаряда попали сегодня в госпиталь и нанесли серьезные повреждения. В нижнем коридоре, в самом его конце, на деревянных топчанах лежали два тела. Им не нужен был ни уход, ни забота, и никто не обращал уже на них внимания.


"Тарантул" прежде всего - книга о работе советской контрразведки, и блокадный город выступает в ней всего лишь суровым фоном, призванным оттенить главную мысль: "Тайная война, Миша, - серьезная и опасная война. Эту войну враги ведут против нас с самого рождения советского строя. И в этой войне нам всегда надо бить врагов насмерть."

И все же...
В Таврическом саду стоит памятник юным героям обороны Ленинграда - первый в городе монумент, посвященным детям-героям Великой Отечественной войны. Сооружен он по инициативе школьников города на общественные средства. Памятник был заложен в конце 1957 года. В год выхода заключительной части трилогии.
Tags: *М (писатели), Кочергин, книги 40-х гг. ХХ в., приключения, тема: война 1941-45 гг.
Subscribe

  • В.Бобко "Белые мухи"

    В.Бобко "Белые мухи" Новосибирское книжное изд-во 1963 Рис. В.Коняшева тираж 110 000 Симпатичная книжка Новосибирского издательства с…

  • Дети - авторы книг.

    Взрослыми написано для детей несколько тысяч или даже десятков тысяч книжек. А бывали ли случаи, когда для детей издавались книжки, написанные…

  • Приключения Желудя

    В.Петкявичус. Приключения Желудя. М.: Детская литература. 1967.128 с. Рис. С.Шмаринова Несмотря на неоднократное прочтение, особой привязанности я…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments

  • В.Бобко "Белые мухи"

    В.Бобко "Белые мухи" Новосибирское книжное изд-во 1963 Рис. В.Коняшева тираж 110 000 Симпатичная книжка Новосибирского издательства с…

  • Дети - авторы книг.

    Взрослыми написано для детей несколько тысяч или даже десятков тысяч книжек. А бывали ли случаи, когда для детей издавались книжки, написанные…

  • Приключения Желудя

    В.Петкявичус. Приключения Желудя. М.: Детская литература. 1967.128 с. Рис. С.Шмаринова Несмотря на неоднократное прочтение, особой привязанности я…