tomtar (tomtar) wrote in kid_book_museum,
tomtar
tomtar
kid_book_museum

А.Кутуй "Приключения Рустема"

cover Адель Кутуй "Приключения Рустема"
Татарское книжное изд-во, 1964
художник С.Кульбака


Повесть татарского писателя Адельши Кутуева - весьма своеобразная книга о пионере-герое. Это одна из первых советских детских фантастических книг.

"Говорят, что не цветет папоротник. Но кто так говорит, еще ничего не знает. Он цветет, но только один из тысячи. И цветок папоротника распускается весною в полночь, всего лишь на несколько секунд. И в момент расцвета молния сверкает, гром выпадает из тучи, черти вылезают из своих нор, лес притихший освещается. <...>
Кто успеет сорвать цветок папоротника в полночь и положить его под язык, тот превратится в невидимку и чудесной силой овладеет."


Крепко запала в душу тринадцатилетнего Рустема бабушкина сказка. Выбрав подходящую ночь, он идет в лес и находит волшебный цветок. А став невидимкой, Рустем отправляется на фронт, к партизанам.











Признаюсь, эта книга вначале заинтересовала меня как литературный курьез. Война - и цветок папоротника!
Но оказалось, что читается она неожиданно легко, и даже самые наивные страницы редко вызывают усмешку. Фронтовые же эпизоды написаны серьезно и просто, без раздражающего ура-победительного пафоса. Наверное, потому, что писалась повесть на фронте. И получилась она не о похождениях непобедимого супергероя, а о всеобщей беде, разоренном доме, горе и лишениях и о горячем желании каким-то невероятным образом стать всесильным и сделать так, чтобы война кончилась. Но даже у невидимки не все получается легко и просто.







Mечта о неуловимом и дерзком мстителе подкреплена долгой литературной традицией, а в случае невидимки - это не только роман Уэллса, но и повесть Гайдара. Помните разговор Владика и Тольки из "Военной тайны"?
" - Толька! - тихо и оживленно заговорил вдруг Владик. - А что, если бы мы с тобой были ученые? Ну, химики, что ли. И придумали бы мы с тобой такую мазь или порошок, которым если натрешься, то никто тебя не видит. Я где-то такую книжку читал. Вот бы нам с тобой такой порошок! <...> Купили бы мы с тобой билеты до заграницы.
- Зачем же билеты? - удивился Толька. - Ведь нас бы и так никто не увидел.
- Чудак ты! - усмехнулся Владик. - Так мы бы сначала не натершись поехали. Что нам на советской стороне натираться? Доехали бы мы до границы, а там пошли бы в поле и натерлись. Потом перешли бы границу. Стоит жандарм - мы мимо, а он ничего не видит. <...> А потом... потом поехали бы мы прямо к тюрьме. Убили бы одного часового, потом дальше... Убили бы другого часового. Вошли бы в тюрьму. Убили бы надзирателя...
- Что-то уж очень много убили бы, Владик! - поежившись, сказал Толька.
- А что их, собак, жалеть? - холодно ответил Владик. - Они наших жалеют? <...> Ну вот, забрали бы мы у надзирателя ключи и отворили бы все камеры."


По воспоминаниям Марии Семеновны Жак, Гайдар часто читал этот эпизод на встречах с читателями. Наверное, в нем отразилась мальчишеская мечта самого Аркадия Голикова стать неуязвимым воителем, наводящим ужас на врагов.

А повесть о приключениях Рустема осталась неоконченной. Военкор Адель Кутуй умер вскоре после победы в госпитале польского города Згеш.



Полностью книга лежит здесь.
Tags: детская литература народов России, издательства РФ (региональные), книги 60-х гг. ХХ в., тема: война 1941-45 гг.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments